Леонид Млечин: «То, что случилось с Россией в годы Гражданской войны, я бы назвал травмой, несовместимой с жизнью»

Вчера в рамках Клуба читателей «ЖЗЛ» в «Молодой гвардии» состоялась встреча с известным телеведущим, журналистом, писателем Леонидом Млечиным. Недавно Леонид Михайлович стал одним из рекордсменов серии «ЖЗЛ» как автор наибольшего количества биографий. И, окинув взором все 8 своих книг «ЖЗЛ» («Брежнев», «Шелепин», «Фурцева», «Коллонтай», «Фрунзе», «Крупская», «Примаков» и «Маркус Вольф»), Леонид Михайлович погрузился в размышления о русской истории ХХ века.

— Я мысленно живу сейчас в 1917 году, — признался он.

Леонид Михайлович рассказал, что, не будучи профессиональным историком, он за годы своей телевизионной карьеры часто общался со многими из них и пришел к выводу, что причины крушения огромной, могущественной и отнюдь не отсталой, как принято было считать, Российской империи по-прежнему окутаны тайной. С конца ХIХ века Россия стремительно развивалась, а столыпинская аграрная реформа открывала перед страной радужные перспективы экономического процветания. Если бы не Первая мировая война, то, по прогнозам специалистов, Россия по уровню благосостояния населения не уступала бы в скором будущем Германии и Австро-Венгрии и лишь немного отставала бы от США. Революция 1905 года закончилась для русского общества более чем удачно — был найден компромисс между различными силами. Николай II, по сути, перестал быть самодержцем, а Государственная дума обладала таким влиянием и пользовалась такой свободой, что ее невозможно сравнить с нынешней. Революционеров в стране почти не осталось: часть из них эмигрировала, часть — села, а остальные отказались от своих радикальных идей. И даже в годы Первой мировой войны русская армия не позволила немцам не только дойти до Петрограда, Москвы или Волги, как в Великую Отечественную, но и взять даже Минск, который был сдан только в марте 1918 года уже при большевиках. И тем удивительней, что в феврале 1917 года великая империя пала всего за три дня и что это падение было встречено народным ликованием…

«Травма, несовместимая с жизнью», — так Леонид Млечин охарактеризовал трагедию, которая произошла затем с Россией в годы Гражданской войны.

Этот экспрессивный, завораживающий рассказ Леонид Михайлович дополнил интересными подробностями выбора некоторых героев своих книг. Например, вспомнил, как в детстве в одном из правительственных санаториев он вместе с родителями жал руку Александру Шелепину — уже отстраненному от власти и ставшему изгоем для своих бывших соратников. Или яркие встречи с Евгением Максимовичем Примаковым — тогда министром иностранных дел, биографию которого Леонид Михайлович писал для серии «ЖЗЛ: Биография продолжается…» Теперь, когда Примакова не стало, Млечин говорит, что эта книга стоит для него особняком… Ну, а корни интереса к последнему на данный момент герою Леонида Млечина — Маркусу Вольфу — следует, как оказалось, искать в фигуре матери Леонида Михайловича — филолога и переводчика Ирины Владимировны Млечиной, которая всю жизнь занималась германской (и в том числе восточногерманской) литературой. Так что немецкий язык звучал в доме Млечиных часто… Кстати, недавно в серии «ЖЗЛ» вышла написанная Ириной Млечиной биография знаменитого писателя Гюнтера Грасса.

Встреча читателей с Леонидом Млечиным получилась необычайно теплой и завершилась продолжительной автограф-сессией.