С железным именем. О чем могла быть книга журналистов «Российской газеты» о первом президенте Татарстана

В полпредстве Татарстана в РФ прошла презентация книги, посвященной Минтимеру Шаймиеву. Первый президент республики, а теперь государственный советник Татарстана стал героем нового тома серии «ЖЗЛ: Биография продолжается…» издательства «Молодая гвардия».

Авторами книги о Шаймиеве стали журналисты Игорь Цыбульский и Нурсюя Шайдуллина. Особенность ее в том, что это не просто рассказ о жизни и важных вехах пути Минтимера Шаймиева, но и воспоминания самого героя, его близких, друзей, соратников. В книгу вошли впечатления от встреч с Шаймиевым директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, нынешнего президента Татарстана Рустама Минниханова, президента Федерации тенниса России Шамиля Тарпищева, главы МИДа Сергея Лаврова и многих других. В книге запечатлены не только личность Шаймиева, но и целая эпоха.

Минтимер Шаймиев относится к числу российских политиков, известных твердостью позиций и взглядов. Он и сейчас, будучи госсоветником, в центре внимания общественности и всегда открыт для прессы.

Говорят, судьбу определяет имя. С точки зрения этимологии «Минтимер» произошло от слов «минле» и «тимер», что в переводе с татарского означает «железный с родинкой». Иначе говоря: отмеченный свыше, счастливый и одновременно железный.

Но родители назвали его так совсем по другой причине. Минтимер был предпоследним, 9-м ребенком. До их с братом рождения в семье умерли 4 малыша. Родители решили назвать сыновей именами, которые бы гарантировали им здоровье — Хатимер и Минтимер.

Истоки

С раннего детства у Минтимера было много забот. В его обязанности входило ухаживать за скотиной, вместе с братом обеспечивать семью водой на весь день, а также убирать двор и колоть дрова. И все это надо было успевать до школы. Вставать приходилось в 5 утра.

С 1-го по 10-й класс Шаймиев был отличником. Вот только золотую медаль ему не дали, видимо, не хватило для сельского выпускника. Комиссия минобразования республики срезала его результат на экзамене по математике с резолюцией: «Шаймиев пошел не наикратчайшим путем сокращения тригонометрических функций».

Он готовился поступать на юрфак. Но все сложилось иначе. В последний момент отец увидел в газете объявление о подготовке инженеров МТС. А эта должность была тогда, во времена дефицита техники, в особом почете. Местного инженера Катеева уважали все — от рядовых сельчан до председателей колхозов. Отец сказал: «Пойдешь учиться на Катеева». Перечить отцу было не принято.

Минтимер отправился учиться в Казанский сельхозинститут. Тем более что инженерная жилка у него была с детства: еще в 7-м классе вместе с другом он изготовил детекторный радиоприемник с усилителем. А будучи студентом, сам электрифицировал весь дом.

С особым чувством Минтимер Шарипович вспоминал свои поездки на целину в Павлодарскую область в 1957 и 1958 годах. Тогда инженеры-механики ездили помогать целинникам убирать хлеб. Работали на границе с Семипалатинской областью. А где-то рядом была обозначена запретная зона. Студенты знали, что в стране есть и атомная, и водородная бомбы, слышали, что испытываются они на Семипалатинском полигоне. Но и представить себе не могли, что станут свидетелями настоящих ядерных испытаний.

Однажды приехал военный газик, и человек в офицерской форме объявил: в такой-то день в 14.00 произойдет очередное испытание атомной бомбы. Сначала появятся самолеты, которые очертят 2−3 круга. Это сигнал. Надо глушить двигатели комбайнов, ложиться на землю лицом вниз и ждать, пока не закончатся испытания. «В обозначенный день и час мы все сделали в точности так, как нам велели, — вспоминал много лет спустя Шаймиев. — И, конечно, смотрели во все глаза на небо. Трудно сказать, на каком расстоянии мы оказались от эпицентра. Хотелось верить, что на приличном».

Пора перемен

Имя Минтимера Шаймиева в первую очередь ассоциируется с перестройкой, когда кардинально менялась власть и в центре, и на местах. На первый план выступали лидеры, имеющие неформальный авторитет среди населения. Такая репутация у Шаймиева была.

Одним из знаковых для республики и для Шаймиева лично событий стало принятие летом 1990 года Декларации о государственном суверенитете Татарстана. Этот факт не только тут же вошел в историю народа Татарстана, но и сразу же сделал его фигурой исторического масштаба. А до этого был еще один яркий эпизод, который стал по-своему историческим и многое определил в политической атмосфере того времени. Именно в Казани прозвучали слова Ельцина: «Берите суверенитета столько, сколько проглотите!» За ними стояли новые реалии.

12 июня 1991 года в биографии Шаймиева появилась самая главная для его профессиональной деятельности строка. Он стал первым президентом Татарстана.

Время вне политики

В 2011 году Минтимер Шаймиев отметил с супругой Сакиной-ханум золотую свадьбу. Прислуги в доме они не держали даже в пору президентства. Сакина-ханум никого не допускает в кухню, все готовит сама.

Во время инаугурации нового президента Татарстана Рустама Минниханова (в 2010 году 73-летний Шаймиев за два месяца до истечения полномочий объявил о самоотводе своей кандидатуры из списка трех претендентов на должность президента республики), когда ему на сцене вручили огромный букет цветов, он неожиданно для всех спустился в зал и со словами «Спасибо, дорогая, за терпение» вручил букет супруге.

По признанию Шаймиева, он довольно строгий отец. Сыновей не баловал. Когда они попросили его (а он уже был в ту пору министром) купить кассетный магнитофон, поставил условие: половину денег на покупку зарабатывайте в деревне своим трудом. Не хватит — он добавит. «То, что достается бесплатно, и цены не имеет».

Он любит спорт. Летом старается найти время поработать веслами, зимой — покататься на лыжах. Регулярно плавает, норма — 1,5 км. Есть у него и еще одна страсть — любовь к лошадям. Он частый гость на скачках, по его предложению в Казани был выстроен новый ипподром мирового класса.

А еще он очень любит работать на земле: «Едва ли кто в республике ест раньше меня молодую картошку! У меня ведь собственная технология. Вот жена все с цветами возится, даже разговаривает с ними, а я в земле копаюсь с картошкой. Сам я деревенский. Внук зажиточного крестьянина-середняка, сын председателя колхоза. О чем же мне еще мечтать, как не о собственной земле и хозяйстве?»

Вместо постскриптума

Уход Минтимера Шаймиева с поста президента республики неожиданно для всех обернулся всероссийской стройкой. Он взялся за восстановление двух уникальных татарстанских памятников — древнего городища Болгара, где в 922 году предки татар волжские булгары приняли ислам, и острова-града Свияжска — форпоста Ивана Грозного, откуда тот брал Казань. Оба объекта, по сути, лежали в руинах. Но девиза «Без булдырабыз!» никто не отменял. Сбором средств занялся учрежденный им республиканский фонд. Поддержали проект и на федеральном уровне.

— Вскоре после ухода с поста президента Татарстана я Владимиру Владимировичу сказал, что есть кое-какие мысли, надо бы обсудить, — рассказывает Минтимер Шаймиев. — Он тогда возглавлял правительство РФ. Помню, назначил мне встречу на 18 часов 30 декабря в Кремле. Там как раз собрались все министры на новогоднее поздравление, и вдруг я приезжаю.

Они меня увидели, удивились: «Ты что тут делаешь?» Объяснил, что шеф пригласил. Вот тогда я изложил наш проект восстановления Болгара и Свияжска на паритетной основе. Это же федеральные объекты. Мы договорились, что 400 млн рублей выделяет федеральный бюджет, 400 млн — татарстанский. Со временем эта сумма, конечно, менялась. За 7 лет была проделана огромная работа. Остров газифицировали, обустроили инфраструктуру. Восстановили и старинные храмы, включая деревянную Троицкую церковь, помнящую Ивана Грозного.

Преобразился и Болгар. Там поставили Памятный знак в честь принятия ислама волжскими булгарами, построили Белую мечеть, создали Музей болгарской цивилизации. В 2014 году древний город внесли в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Российская газета — Неделя № 7147 (279)

Книги