Вячеслав Никонов: «Секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа оказались не такими уж секретными».

9 марта в магазине «Библио-Глобус» состоялась презентация книги известного политика, политолога, доктора исторических наук Вячеслава Никонова «Молотов». 25 февраля — 9 марта по новому стилю — 1917 года в Петрограде бушевал революционный вихрь, приведший к свержению самодержавия — событию, о котором так мечтали большевики. Кроме того, в этот день свое 27-летие отмечал большевик Вячеслав Молотов — в будущем один из наиболее видных отечественных государственных деятелей ХХ века. Таким образом, дата презентации получилась в высшей степени символичной.

Но начал Никонов не с этого. Во-первых, автор признался, что появление его книги в знаменитой серии «ЖЗЛ» (ранее это масштабное исследование выходило в виде двухтомника «Молотов: Наше дело правое») стало для него сколь долгожданным, столь и почетным. Во-вторых же, Вячеслав Алексеевич поделился своими личными воспоминаниями о деде: несмотря на солидную разницу в возрасте (66 лет), они много общались — Молотов был долгожителем (скончался на 97 году жизни). Эти тридцать лет вобрали в себя и спасение на море в Крыму, когда дед вытащил тонувшего внука, и множество обстоятельных бесед, и обсуждение первой опубликованной монографии Никонова (Молотов считал, что внук «прошелся» в ней по американскому империализму недостаточно крепко). Никонов увлекался «Битлз» и Высоцким — дедушка же ворчал, называя музыку англичан какофонией, а Высоцкого — антисоветчиком.

Но воспринять Молотова как любящего, заботливого деда — это одно. Выбравшему стезю историка, а затем и политика (по следам Молотова), Никонову необходимо было осмыслить Молотова исторически. Вячеслав Алексеевич признался, что противоречия между внуком и исследователем в нем, безусловно, рождались и что он не поддерживает все решения Молотова без исключения. При этом он, несомненно, гордится своим дедом, считая, что — в конечном счете — он не имеет права его судить.

По просьбе читателей Никонов осветил основные вехи долгой и насыщенной политической карьеры Молотова, не обойдя сложные ее зигзаги, как, например, подписание пакта о ненападении с Германией (23 августа 1939 года) и ведение переговоров с Гитлером осенью 1940-го.

— Я понимаю, почему Молотов отрицал существование секретных протоколов к пакту Молотову-Риббентропа. Во-первых, как он мог о них говорить, если они — секретные. Хранить секреты дедушка умел. Во-вторых, как ни парадоксально, секретные протоколы оказались не такими уж секретными. Уже через месяц, 28 сентября 1939 года, когда с Германией был подписан Договор о дружбе и границе, о разграничении сфер влияния в Восточной Европе написали в «Правде» и в «Известиях». Так эта информация стала открытой. Что же касается визита Молотова в нацистскую Германию, то это была сложная дипломатическая миссия, целью которой было прощупать настроения немцев и укрепить договор о ненападении. Я убежден, что в целом эта политика была правильной: СССР удалось отсрочить нападение гитлеровцев на два года и в два раза увеличить свою военную мощь, — рассказал Вячеслав Алексеевич.

Подлинным героем встречи с читателями оказался не только герой книги, но и ее автор: Никонов ответил на ряд вопросов о современной политической ситуации в стране и в мире. Он отметил, что одним из приоритетных направлений является для России формулирование четкой национальной идеологии. Никонов напомнил, что Россию практически никогда не побеждали извне — гораздо уязвимее она оказывалась изнутри. В ХХ веке «поражение изнутри» случилось дважды: в 1917 и 1991 годах.

Видео с презентации смотрите в разделе «Медиа».

Статьи