Архангел Ленин

Лев Данилкин. «Ленин: Пантократор солнечных пылинок» М., «Молодая гвардия», 2017, 784 стр.

На встрече с американской журналисткой Сарой Миллер Ллана из известной газеты «Крисчен Сайенс Монитор», расспрашивавшей меня, что дала нашей семье Октябрьская революция, я посоветовал ей прочитать только что вышедшую книгу Льва Данилкина «Ленин: Пантократор солнечных пылинок».

В дни отмечавшегося столетия Великого Октября я увлекся просмотром телесериалов «Демон революции» и «Троцкий», в которых сама революция показана в кривом зеркале. После прочтения книги Льва Данилкина понял, кого на самом деле правильнее было бы называть творцами-апостолами и демонами революции. В советские времена их именовали кого вождями, а кого попутчиками. Труд Данилкина по заслугам отмечен компетентным жюри «Большой книги» первой премией. Тех, кто изучал марксизм-ленинизм в советских вузах и на политзанятиях только по трудам классиков, ждет много нового.

" Когда революция в Германии захлебнулась, Ленин перешел в мирное наступление с целью прорыва изоляции России на международной арене «

Первой мыслью после прочтения было предложить нашим кинодеятелям и сценаристам взять «Большую книгу» Данилкина за основу сценария нового сериала «Апостолы и демоны». Чтобы не быть голословным, обращусь к самой драматической части повествования, которая, как мне представляется, описывает события октября 1917-го и марта 1918-го. Они во многом напоминают теперешнюю обстановку. В небольшом фрагменте из этой главы рассказывается о трех самых критических днях петроградского периода жизни Ленина, когда, возможно, решалась судьба Октябрьской революции.

Все начиналось утром 31 декабря и кончалось 2 января. События тех дней и ночей были взяты за основу сценария вышедшего в 1967 году к 50-летию Октября кинофильма Дангулова «На одной планете», в котором роль Ленина играл Иннокентий Смоктуновский. Но у Данилкина они показаны в несколько ином свете.

В предновогоднюю ночь Ленин и Крупская пошли на вечер молодых коммунистов. Утром он получил неприятную весть о том, что румыны накануне силой попытались оторвать от России Бессарабию, разоружив находившуюся там русскую дивизию и расстреляв в ней всех большевиков. В ответ Ленин приказал задержать и заключить в Петропавловку румынского посла в Петрограде. Этот беспрецедентный в дипломатической практике шаг Ленин использовал как ультиматум не только Бухаресту немедленно освободить всех арестованных русских солдат.

На упомянутом вечере молодежь встретила Ленина «Интернационалом». В ответ он обратился к участникам с новогодним приветствием, призывая их быть готовыми ко всему. Сам Ленин готовил себя в тот вечер к встрече в Смольном с аккредитованными в Петрограде послами иностранных государств. Ровно в четыре часа 1 января они собрались. Холодно с ними поздоровавшись, Ленин поблагодарил, что отозвались на его приглашение. Дуайеном дипкорпуса считался посол США, который вручил от имени всех ноту протеста на арест коллеги. Ленин объяснил, что это временная мера, предпринятая в ответ на действия румын. Послы его намек поняли как предупреждение жестко отреагировать на готовящийся поход стран Антанты в Россию, а Германии — на начавшуюся оккупацию Украины (кайзеровская армия была на подходе к Харькову). Американец наотрез отказался давать какие-либо обещания. Посол Югославии, представлявший, по его словам, всех славян, произнес по-французски: «Плевать мы хотели на вас». Ленин, спокойно усевшись в кресло, по-французски ответил: «Я тоже готов перейти на такой язык вместо дипломатического». На этом встреча закончилась. Хозяин сухо пообещал дипломатам освободить их коллегу после того, как Бухарест отпустит всех русских пленных. Он дал также понять, что советская Россия никому не позволит обращаться с ней, как с половой тряпкой.

Уже в дверях при прощании с послами Ленин столкнулся с поверенным в делах Германии Фрицем Платтеном, хорошо знакомым по Швейцарии. В сериале «Демон революции» тот представляется как высокопоставленный чиновник МИДа, выполнявший роль посредника между Парвусом и Лениным. В книге Данилкина эти двое исполняют противоположные роли. Ленин был апостолом, а не демоном революции, плоды которой хотели пожать единомышленники Парвуса в Германии. В России им отводилась роль зачинателя европейской, а потом и мировой революции. Александр Парвус (подлинное имя Исраэль Лазаревич Гельфанд) был единомышленником Льва Троцкого. Внутренним чутьем Ленин разгадал замысел Парвуса и решил не брать его с собой в Россию. В упомянутом сериале он при этом произносит: «Революция должна делаться чистыми руками».

Ленин пригласил Платтена на митинг, где выступал перед красногвардейцами, отправлявшимися на фронт. Слова о необходимости Брестского мира, нужного для спасения революции, прозвучали там не очень убедительно, свидетельствовал американский журналист Альберт Вильямс. Ленин по настоянию Троцкого согласился на Брестский мир, названный Сталиным позорным.

По возвращении в США Вильямс, выступая в сенате, доказывал, что поддержать русскую революцию выгодно, потому что при Советах промышленность будет развиваться быстрее, чем при капитализме. Такого мнения придерживался и другой американский корреспондент в Петрограде Джон Рид, автор книги «Десять дней, которые потрясли мир».

На том вечере, куда пригласили и Платтена, произошла попытка одного из многих покушений эсеров на Ленина. Настоящая охота на него началась после роспуска Учредительного собрания, что и послужило причиной принятого партией решения о переезде Совнаркома в Москву, где легче организовать охрану, и в Кремле была размещена вся семья Ульяновых.

Если в Швейцарии Ленин выступал как один из апостолов революции, то в Петрограде — ее архангелом. В последующие два года он стал настоящим стратегом и искусным дипломатом, не претендуя при этом на роль полководца. Гражданская война в его понимании не ограничивалась подавлением Белой армии Деникина, Колчака, Врангеля. Уже в марте 1919-го Ленин «едва не заключил» при посредничестве США мир со всеми участниками походов стран Антанты против России. Он выступил также инициатором договора с Эстонией, несмотря на то, что за ней был оставлен ряд районов Псковской области и Изборской долины. И сделал это, несмотря на то, что против выступали Юденич и Колчак. Мало кто понимал тогда, что даваемая Брестским миром передышка была для Ленина паузой не столько в войне с немцами, сколько в империалистической, в которой новая Россия отказывалась участвовать. Главное его отличие от Антонова-Овсеенко, Буденного, Ворошилова и других красных командиров, которые мыслили категориями политически недалеких комиссаров, в том, что Гражданская война представлялась также ареной для подготовки и проведения особой «перемирной» дипломатии.

Когда революция в Германии захлебнулась, Ленин перешел в мирное наступление с целью прорыва изоляции России на международной арене. Он хорошо осознавал, что в новых политических условиях у страны появляется потенциал притягательной силы для Запада. Вместе с тем Ленин соглашался с Троцким, что через Афганистан, Индию, а возможно, и Китай, открывается новый путь на Лондон и Париж, что Восток в будущем не только «резерв мировой революции», но и «открыватель новой диалектики» Азии.

Сразу предупрежу, что книга Льва Данилкина не для легкого чтения. Она потребует больше времени, чем просмотр нескольких сериалов, посвященных Великому Октябрю. Зато поможет понять подлинное величие русской революции, не только потрясшей весь мир 100 лет назад, но и продолжающей влиять на умы повсеместно в наше неспокойное время гибридных войн.

Источник: ««Военно-промышленный курьер»»
Автор: Медведко Леонид
Ссылка: https://vpk-news.ru/articles/41369
Дата публикации: 20.02.2018

Книги