Биографии наших великих соотечественников, живших в XX веке

Валерий Шубинский «Азеф» Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Конечно, я бы не стал называть Евно Азефа нашим великим соотечественником, но книга о нем получилась исключительная. Валерий Шубинский не впервые обращается к феномену провокаторства, двойных агентов, предателей в революционном движении — до этого написал для биографической серии «ЖЗЛ» книгу о Гапоне. Но если Гапон был человеком, в общем, запутавшимся, Евно Азеф действовал осознанно, понимал, и стал настоящей звездой политической провокации. Он одновременно руководил боевой организацией партии эсеров, планировал убийства и покушения — и тут же сообщал об этом своим кураторам в жандармском управлении, сдавал боевиков, в общем, своих партийных товарищей. Совершенно невозможно представить, что было в голове этого человека и какие он находил для себя (если находил) оправдания.

Но Валерий Шубинский рассказывает биографию Азефа спокойно, не выражая ни презрения, ни отвращения. По сути, это не история одного Азефа, а подробный и толковый рассказ о самом революционном движении начала XX века, со всеми его героями, злодеями, великими обольщениями и заблуждениями. Евно Фишелевич Азеф был крупной фигурой этого движения, но далеко не единственной, представляющей интерес для историков. Азеф почти ровесник Ленина, и умер уже после революции в России — умер, кстати, своей смертью, на курорте, от почечной недостаточности. При этом очевидно, что Азеф стал своего рода символом русской революции, неотъемлемым элементом ее истории. Теперь как ни начни рассказывать об этих святых революционерах, храбрецах и героях, отдававших жизни за светлое будущее — никуда не деться от рассказа о «темном демоне» революции Азефе, выразителе, может быть, самых мрачных и страшных ее тайн. Я считаю, Валерий Шубинский написал отличную книгу — и тем ярче ее достоинства, если учесть, что главным героем ее стал человек, мягко говоря, несимпатичный. Но рассказать о революции через историю жизни одного из самых презираемых и отвратительных ее деятелей — это высший класс.

Сергей Фирсов «Николай II. Пленник самодержавия» Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Книг о последнем императоре России написано много, и знаменательно, что переиздание этой биографии, написанной Сергеем Фирсовым, выходит именно в канун столетнего юбилея низложения монархии в России. В феврале 1917 года на станции Дно Николай Второй подписал отречение от трона и стал частным лицом, дворянином Николаем Романовым. Последнему российскому императору сделали плохой пиар при советской власти, после советской власти его, наоборот, возвеличивали — давно назрела нужда в биографии этого человека, лишенной и критики, и сусального пафоса. И Сергей Фирсов именно такую биографию написал. Максимум фактической информации и как можно меньше авторских оценок, пусть читатель определяет сам свое отношение. Хотя Николай Второй, проблема его, не только в том, что он оказался слабым правителем. Он феерически умел подставляться, вызывать общественное раздражение, служить объектом насмешек и недоумения. Один пример: дядю императора, московского губернатора, разорвало бомбой в результате покушения. Дипломаты приходят во дворец выразить соболезнования и, пораженные, наблюдают такую картину: вся семья Романовых сидит на длинном и узком диванчике, и император Николай, хохоча, пытается их спихнуть. И таких примеров удивительного простодушия, или исключительной тупости, или какого-то невероятного умения попадать в неловкие ситуации, в книге приводится немало.

Кстати, я бы советовал читать биографию Николая Второго параллельно с книгой Валерия Шубинского об Азефе. Один правил страной, другой устраивал теракты — интересные параллели возникают при чтении, попробуйте.

Марк Кушниров «Сергей Эйзенштейн» Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Скажу за себя: я не большой поклонник советского революционного кинематографа, а из фильмов Эйзенштейна смотрел только «Александра Невского» и «Ивана Грозного». Я понимаю, какая это титаническая фигура для отечественного (да и мирового тоже) кинематографа, но мало что знаю о его теоретических находках, «монтаже аттракционов» и прочем. Но читать книгу Марка Кушнирова мне было интересно. Не только потому, что, как признает сам Кушниров, Эйзенштейн настолько многогранная фигура, что о нем можно написать еще сто биографий — и все будет мало. Для меня книга об Эйзенштейне — это история гениального художника, вынужденного жить и творить в несвободном обществе, приспосабливая свои идеи к вкусам и культурным запросам советских вождей. В книге неявно прослеживается сожаление, что если бы Эйзенштейну дали развернуться, не резали его фильмы, и не отправляли в корзину его гениальные изобретения, многое в его жизни сложилось бы иначе. Много интересных сведений о влияниях, которые испытывал сам Эйзенштейн. Я не знал, что он был страстным поклонником Джеймса Джойса, и чуть ли не первым в Советской России прочел «Улисса» в подлиннике. Но экранизировать роман Джойса ему бы в СССР не позволили, к этому писателю советские вожди относились враждебно. И это далеко не единственная «неслучившаяся встреча» великого кинорежиссера с лидерами тогдашней европейской культуры. При этом, конечно, сам Эйзенштейн был советским художником, неразрывно связанным с практикой «пролетарского искусства», и сам же эту практику всячески поддерживал. Отличная книга, позволяет если не понять теоретические изыскания самого Эйзенштейна, то больше узнать об эпохе, в которую он жил и творил.

Сергей Кредов «Николай Щелоков» Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Что, в общем, я знаю о Щелокове, самом «долгоиграющем» (16 лет на посту) министре внутренних дел за всю историю этого ведомства? Что он был другом Брежнева, что после того, как пришел к власти Андропов, его главный враг, Щёлоков был низвергнут, лишен всех званий и наград и отправлен в бесславную отставку. В общем, как и ко всем деятелям брежневской эпохи, к нему принято относиться брезгливо-снисходительно, и первая обстоятельная биография Щёлокова, написанная Сергеем Кредовым, сильно изменит ваши представления об этом человеке. Хотя бы потому, что многое, очень многое в нынешней практике работы полиции появилось при Щёлокове и более того — успешно продолжает действовать по сей день.

Только несколько примеров: дежурные части в отделениях полиции; инспекции по делам несовершеннолетних; Академия МВД и школы милиции (сейчас, кажется, они уже получили статус институтов). Даже интраскопы, которыми просвечивают багаж в аэропортах, предложил устанавливать тоже Щёлоков. Он действительно был другом Брежнева (тот у него в молодости даже девушку увел), пришел в МВД с опытом работы в промышленном министерстве, и перестраивал работу ведомства как инженер. Николай Щёлоков был большим эстетом (кто бы мог подумать), дружил с Ростроповичем, даже с Солженицыным (!), и именно при министре Щёлокове стали придавать особое внимание созданию имиджа советской милиции. Главные экранные герои-сыщики, все эти «следствие ведут знатоки», Глеб Жеглов и Владимир Шарапов появились именно при самом активно содействии министра внутренних дел. И ежегодный праздничный концерт ко дню милиции, — тоже его идея. И даже песню про «наша служба и опасна, и трудна», ставшую неофициальным гимном советской (а после и российской) милиции, первым заметил и, так сказать, благословил тоже министр Щёлоков. Уважительная, достойная и весьма информативная книга.

Источник: ««БайкалИнформ»»
Автор: Владислав Толстов
Ссылка: http://baikalinform.ru/chitatelb-tolstov/chitatelb-tolstov-biografii-nashih-velikih-sootechestvennikov-zhivshih-v-xx-veke
Дата публикации: 22.01.2017

Книги