Биографии русских святых и героев: новинки биографической серии «ЖЗЛ»

Прочитано в декабре-2016. Выпуск 41

Александр Королев «Илья Муромец»

Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Илья Муромец — персонаж былинный, мифологический, а как можно написать биографию сказочного, по сути, героя? Историк Александр Королев (до этого выпустивший в серии написавший для серии «ЖЗЛ» биографию князя Святослава) находит изящный выход из ситуации. Практически вся первая треть книги посвящена истории воссоздания русского фольклора. До XIX века никакого Ильи Муромца в российской историографии не было, но вот в Исландии опубликовали древние саги, и в России начались изыскания отдельных энтузиастов, которые ездили по северным деревням и записывали тексты старинных былин. Это сама по себе история почти детективная: как из искры возгорелось пламя, как труды отдельных энтузиастов породили моду на русский фольклор в светском обществе, из глухих деревень под Пинегой и Каргополем в Петербург везли сказителей, и их выступления собирали полные залы. Удивительная и необычная история, в которой Илья Муромец появляется далеко не сразу. «Главным богатырем России» он станет позже, когда Васнецов напишет свою знаменитую картину, а уже потом имя Ильи Муромца станет, по нынешнему говоря, мемом — в его честь будут называть корабли, самолеты, торты, спортивные команды и образцы самой мощной военной техники. И даже сегодня «Илья Муромец» — скорее бренд, нежели имя реального исторического лица. Впрочем, Александр Королев постарался разобраться, существовал ли на самом деле такой человек, или это собирательный образ русского богатыря. А что если реальный исторический прототип Ильи Муромца занимался вовсе не тем, чем сказочный богатырь? Отличное и добросовестное исследование — не столько история Ильи Муромца, сколько биография образа, тонкое и тщательное раскрытие механизма рождения мифов массового сознания.

Дмитрий Володихин «Рюриковичи»

Изд-во «Молодая гвардия», 2013 г.

Книга построена как цикл биографических очерков — от собственно Рюрика, основателя династии (его биография также недавно вышла отдельной книгой в «ЖЗЛ»), — и до Дмитрия Пожарского, «последнего Рюриковича». Я вот не знал, что спаситель Москвы Пожарский тоже Рюрикович, а он, оказывается, происходил из древнего семейства князей Стародубских, сам же Пожарский был прямым потомком знаменитого Всеволода Большое Гнездо.

Плюсы этой книги: даже если вы прочли много книг по средневековой истории России (да того же Дмитрия Володихина — он регулярно пишет биографические книги для «ЖЗЛ»), в «Рюриковичах», поскольку создавались они совсем недавно, приводятся современные точки зрения на разные спорные события. Второй плюс — я считаю Дмитрия Володихина очень авторитетным историком, человеком безусловно знающим эпоху, о которой он пишет, и читать тексты талантливого человека, к тому же искренне увлеченного темой, всегда интересно. Поэтому третий плюс — Володихин честно признается, что в истории России времен Рюриковичей существует достаточно темных мест, белых пятен, событий, предполагающих различные толкования — и не ленится перечислить эти разные точки зрения. Ну, и самый важный плюс — в книгу вошло несколько десятков очерков, причем о большинстве государственных деятелей, полководцев, о которых они рассказывают, я, например, ничего не знаю. И интересно было узнать о том, чем прославилась Евфросиния-Предслава Полоцкая или Иван II Красный. Минусом книги я бы назвал то, что все очерки выстроены довольно однообразно: сначала вступительный абзац, потом — пересказ биографии, причем автор старается и о тех, кто ему наверняка симпатичен, и о тех, кого он не любит, рассказывать одинаково объективно. Видимо, чтобы никому обидно не было.

Ирина Левина, Дмитрий Володихин. «Петр и Феврония: Совершенные супруги»

Изд-во «Молодая гвардия», 2015 г.

Самой интересной в книге мне показалась последняя глава — где подробно описывается, как развивался, извините, «бренд» муромской княжеской четы после их канонизации за последние 500 лет. Поклониться мощам Петра и Февронии отправлялись и московский великий князь Иван III, и его внук Иван Грозный, и Екатерина Великая, и Николай I… Поразительный факт, что сохранить раку с мощами при советской власти удалось только благодаря тому, что после экспертизы ее отправили в музей антирелигиозной пропаганды, откуда уже в наше время вернули православной церкви. Ну, и уже в 1990-е праздник памяти Петра и Февронии стал городким праздником сначала в Муроме, а с 2008 года его отмечают по всей России как День любви и семейной верности.

Чего бы хотелось узнать — какой-то анализ этого феномена, когда памятники Петру и Февронии ставят в самых разных городах России, и они становятся своего рода фетишами, куда приезжают свадьбы, а молодые люди назначают свидания. Впрочем, такой задачи перед авторами, скорее всего, не стояло. Дмитрий Володихин и Ирина Левина написали, на мой взгляд, вполне добротную книгу о муромских святых, тем более фактической информации о них не так много. В книге подробно говорится о «Повести о Петре и Февронии Муромских» — тексте довольно необычном для книжного Средневековья, это скорее такой рыцарский роман, где князь связывает свою жизнь с простолюдинкой. Рассматривается и такая версия, что сама «Повесть» создавалась не просто так, а по заказу Ивана Грозного, который, видимо, нуждался в таких великих примерах любви и верности. И даже некоторые факты биографии Ивана Грозного вошли в сюжет повести о любви муромского князя Петра к Февронии.

Филипп Тараторкин «Василий Блаженный»

Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Книжка тоненькая, маленькая (издана в «малой серии» «ЖЗЛ»), а на Озоне за нее дерут 400 рублей, совсем обалдели. Но она этих денег стоит. О Василии Блаженном нам рассказывает Филипп Тараторкин, дебютант биографической серии «ЖЗЛ» и сын известного актера Георгия Тараторкина. Сама же книга посвящена «светлой памяти моего деда писателя Георгия Мокеевича Маркова».

Собственно, достоверных исторических данных о жизни Василии Блаженного сохранилось не так много, поэтому Тараторкин находит интересный прием: рассказывает не только о Блаженном, но о самом феномене юродства в средневековой Руси. Почему именно в XVI веке это явление получило такое распространение, кто такие были юродивые — обыкновенные умалишенные или настоящие религиозные подвижники? К тому же ничего подобного русскому юродству в европейских странах не наблюдалось — во всяком случае, не наблюдалось в таких масштабах и с участием таких легендарных личностей, как Василий Блаженный. О Василии Блаженном осталось много сказок, легенд, апокрифов, и отделить, что в них правда, а что плод народного творчества, непросто. Считается, что Василий Блаженный предсказал новгородский пожар и набег крымского хана, обличительными речами проводил в трепет и простых москвичей, и самого Ивана Грозного. Василия Блаженного достаточно быстро канонизировали (и Филипп Тараторкин объясняет, почему), но не менее интересные события происходили уже спустя несколько веков после его смерти, когда при Петре I Василий Блаженный едва не стал жертвой разоблачения «неподобных» культов и даже попал в своеобразную церковно-административную опалу.

Источник: ««Байкалинформ»»
Автор: Владислав Толстов
Ссылка: http://baikalinform.ru/chitatelb-tolstov/chitatelb-tolstov-biografii-russkih-svyatyh-i-geroev-novinki-biograficheskoy-serii-zhzl
Дата публикации: 15.12.2016