Четыре биографии советских писателей в серии «Жизнь замечательных людей»

Виктория Миленко «Куприн». Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Самая трогательная в книге, конечно, последняя глава: рассказ о том, как престарелый 67-летний Александр Куприн в 1938 году вернулся на родину. Несколько лет его уговаривали вернуться, особенно после смерти Горького потребовался новый «живой классик», который бы раскаялся, все осознал и приехал в Советскую Россию помогать строить социализм. Куприн поддался на уговоры, хотя к тому времени состояние его здоровья было таким, что он вряд ли осознавал, что происходит. Но последние годы жизни он провел в советской стране, даже пытался что-то писать. И именно его возвращение, по сути, спасло его от забвения, как это произошло с другими (многими) писателями-эмигрантами.

Виктория Миленко (до этого написавшая для серии «ЖЗЛ» биографии еще двух писателей-эмигрантов Аркадия Аверченко и Саши Черного) написала отличную, на мой взгляд, биографию Куприна. Тот самый случай, когда человек интересен не только своим творчеством, но и собственно обстоятельствами жизни. Куприн постоянно попадал в какие-то дикие скандалы, прославился своими загульными приключениями, даже чуть не разбился во время полета на аэроплане — словом, человек успел попробовать все. Кажется, впервые обстоятельно и подробно рассказано о жизни Куприна в эмиграции — я не знал, что его дочь, оказывается, стала голливудской кинозвездой (и ее тоже активно уговаривали вернуться в СССР). Александр Куприн был хорошим писателем, настоящим русским человеком, многое пережившим и перечувствовавшим. Теперь о нем есть хорошая, информативная и уважительная биографическая книга, это замечательно.

Сергей Шаргунов «Валентин Катаев. Погоня за вечной весной». Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Интересная тенденция: современные российские писатели, принадлежащие к одному поколению, пишут биографии советских писателей и поэтов, причем также принадлежавших к одному поколению — поколению людей, чья молодость совпала с революцией, гражданской войной, и всем, что последовало после этого. Дмитрий Быков написал книги о Борисе Пастернаке, Владимире Маяковском и Максиме Горьком. Захар Прилепин — биографии Леонида Леонова, Борис Корнилова, Сергея Лугового. Биография Сергея Шаргунова писалась долго, публикация отрывков только подогревала интерес, в книжном магазине биография Катаева оказалась первой книгой из серии «ЖЗЛ», за которую я отдал тысячу рублей. Но она этих денег стоит: книгу я прочел сразу и скорее всего, еще перечитаю не раз.

Валентин Катаев, как бы Шаргунов не убеждал нас, что читать его необходимо и он принадлежит мировой литературе — писатель для меня прежде всего советский. «Белеет парус одинокий», «Сын полка» — первое, что вспоминаешь из катаевских книг. При этом собственно о его жизни я мало что знал. Оказывается, Катаев успел повоевать еще в первую мировую. Оказывается, именно он подсказал Ильфу и Петрову (Евгений Петров — его младший брат) сюжет «Двенадцати стульев». Оказывается, именно Катаев был первым редактором журнала «Юность» и ввел в литературу целое молодое поколение. Это уникальная судьба писателя, которому было суждено прожить с советской страной почти всю ее историю — Катаева не стало в 1986 году, Советский Союз пережил его всего-то на пять лет. Гигантское (другого слова не найду) количество интересных фактов, деталей, подробностей жизни — не только Катаева, но и вообще бытия советских писателей, из которых Катаев был наиболее авторитетным. Биография Валентина Катаева уже сама по себе является остросюжетным романом, и Сергей Шаргунов, как мне кажется, великолепно справился с этой задачей — рассказать обо всем.

Василий Авченко «Александр Фадеев». Изд-во «Молодая гвардия», 2017 г.

У меня к Фадееву отношение особенное. Первой книгой, которую я прочел самостоятельно, еще в дошкольном возрасте, был роман «Молодая гвардия», — а что вы хотите, заполярный Норильск, советское время, детских книжек днем с огнем. С тех пор Фадеев несколько лет оставался моей первой читательской любовью. Хотя сейчас, конечно, отношение к нему пересмотрел. Фадеева сегодня мало кто знает: его не переиздают, в школьной программе его книг нет, да и в массовом читательском сознании он пребывает в роли не столько писателя, сколько чиновника, многолетнего генерального секретаря советского союза писателей, которому, помнится, Сталин сказал — «а других писателей у меня для вас, товарищ Фадеев, нет!». И конечно, история самоубийства Фадеева (писатель застрелился на даче в Переделкино, оставив предсмертную записку) — это тоже необычный поступок, и многие, собственно, и помнят-то Фадеева благодаря ему.

Писатель Василий Авченко написал для биографической серии «ЖЗЛ» книгу о Фадееве. Книгу, как мне показалось, спорную, но очень искреннюю. Для Авченко, который живет во Владивостоке и пишет отличные книги о своем крае («Правый руль», «Кристалл в прозрачной оправе») Фадеев прежде всего — «дальневосточник», земляк. Первые книги Фадеев написал о дальневосточных партизанах, всю жизнь вспоминал свою малую родину, мечтал вернуться, но вот не судьба. Авченко пишет прежде всего о писателе Фадееве, и пишет с изрядной страстью, эмоциональной включенностью, я бы даже сказал — влюбленностью в своего героя. Сегодня Фадеев снова становится объектом изучения: и он сам, и его эпоха, и его книги. Вряд ли сегодня кто-то возьмется перечитывать «Молодую гвардию», вряд ли многих интересует, каковы были истинные причины самоубийства Фадеева. Вместе с тем Александр Фадеев — яркий представитель своей эпохи, своего рода символ определенного этапа истории отечественной литературы, и спасибо Василию Авченко за книгу об этом человеке.

Андрей Румянцев «Валентин Распутин». Изд-во «Молодая гвардия», 2016 г.

Иркутский журналист и писатель Андрей Румянцев написал вторую биографическую книгу для серии «ЖЗЛ». Первой была биография иркутского драматурга Александра Вампилова, теперь — жизнеописание сибирского писателя Валентина Распутина. Поскольку Распутина на протяжении многих лет автор знал лично, общался, переписывался, встречался, то и в книге это ощущается, и сильно: временам несколько смущает восторженность, и даже, извиняюсь, некоторое подобострастие, с которым автор говорит о своем герое. Спору нет, Распутин — живой классик, а для Иркутска, где писатель прожил всю жизнь (и где похоронен), это и вовсе легендарная, культовая фигура. Но вот для читателя, которому не очень интересны отношения среди иркутских писателей, эти восхищения и истории о том, как-де Распутина везде узнавали, как одно его имя открывало любые двери (в том числе и двери переполненного автобуса — есть в книге и такая история), — это, конечно, не очень интересно. Лично для меня Валентин Распутин, как и его ближайший друг-враг Виктор Астафьев, живший в Красноярске, — это советский писатель, автор нескольких замечательных произведений («Живи и помни», «Прощание с Матёрой», «Деньги для Марии», «Уроки французского»), ставший в годы «застоя» номенклатурным — литературным генералом, а в перестройку оставивший прозу ради публицистики, превратившийся из писателя в «известного общественного деятеля». Заслуживают всякого уважения деятельность Распутина по спасению Байкала, но его патриотические и православные статьи (в книге Румянцева они приводятся в виде огромных, на несколько страниц, цитат) читать невозможно. Воля ваша, но хорошие писатели, когда начинали пасти народы и учить правильной жизни, выглядели изрядно поглупевшими. В какой-то степени это относится и к Валентину Распутину, хотя книга о нем — очень добротное и уважительное жизнеописание, история успеха мальчика из послевоенной сибирской деревни, ставшего классиком отечественной литературы.

Источник: ««БайкалИнформ»»
Автор: Владислав Толстов
Ссылка: http://baikalinform.ru/chitatelb-tolstov/chitatelb-tolstov-chetyre-biografii-sovetskih-pisateley-v-serii-zhiznb-zamechatelbnyh-lyudey
Дата публикации: 09.02.2017

Книги