Эйзенштейн

Марк Кушниров. Эйзенштейн

Сергей Михайлович Эйзенштейн появился на свет 22 января 1898 года. Получил в юности прекрасное образование, занимался театром. В семнадцать лет стал студентом Института гражданских инженеров в Петрограде. После Октябрьской революции вступил добровольцем в Красную Армию, оборонял Петроград, ставил для бойцов Красной армии агитспектакли и рисовал революционные плакаты. После окончания Гражданской войны получил направление на учебу в Академию Генштаба на отделение восточных языков, но предпочел искусство и стал работать в театре Пролеткульта, затем увлекся кино и снял свою первую картину «Стачка». После этого он снял один из самых популярных фильмов того времени — «Броненосец Потемкин», торжественная премьера которого состоялась 18 января 1926 года.

Фильм, снятый режиссером Сергеем Эйзенштейном, рассказывал о революционных событиях, которые произошли на этом военном корабле в июне 1905 года. На самом деле эта киноверсия не выдерживает никакой беспристрастной критики историков, что впрочем, стало достоянием гласности только в годы перестройки. Неслучайно в архиве отечественного ВМФ отсутствуют следственные материалы о восстании на «Потемкине», хотя при этом в изобилии имеются документы о мятеже на крейсере «Очаков», и восстании в Свеаборге и Кронштадте. Кто и когда изъял материалы расследования «потемкинского дела» — до сих пор неизвестно. Ведь восстание на «Потемкине» стало символом русской революции.

Сама январская премьера фильма была устроена с поистине государственным размахом — все сотрудники кинотеатра «Государственный Электротеатр» (будущий «Художественный» на Арбате) были обряжены в морскую военную униформу. Фильм с успехом демонстрировался не только в СССР, но и в Германии и других странах.

21 ноября 1931 года Сталин направил американскому писателю Эптону Синклеру телеграмму, в которой шла речь о знаменитом кинорежиссере Эйзенштейне, который, по словам советского вождя, «потерял доверие его товарищей в Советском Союзе. Его считают дезертиром, который порвал со своей страной. Боюсь, люди здесь вскоре потеряют к нему интерес». Эйзенштейн с одобрения Сталина уехал творческую командировку в Америку для изучения нового явления — звукового кинематографа. Кроме этого, он совместно с Синклером намеревался снять фильм о путешествии по Мексике. Выполнение этого плана затянулось из-за финансовых проблем, и Эйзенштейн не смог вернуться в СССР в феврале 1931 года, как было намечено. В ответ на грозную телеграмму Синклер сразу же написал Сталину письмо, в котором просил «отложить приговор Эйзенштейну» хотя бы до завершения работы над фильмом.

Помимо рассказа о фильмах режиссера, ставших классикой, в тексте рассказывается о тех не менее интересных замыслах, которые он так и не смог реализовать. Среди них была заявка на фильм «Капитал» по Карлу Марксу.

Эйзенштейна так впечатлил сюжет знаменитого персидского эпоса «Шах-намэ», что он решил в 1933 году экранизировать трагическую историю Рустама и Сухраба на киностудии «Востоккино», обратившись с предложением разрешить начать съемки. Уже была достигнута договоренность о съемках в Иране, но замысел так не осуществился, поскольку у руководства Главного управления кинематографии проект этого фильма «вызвал сомнение в целесообразности». Хотя сам Эйзенштейн вспоминал, что именно мотивы «Шахнамэ» повлияли на него впоследствии во время работы над фильмами «Бежин луг» и «Большой Ферганский канал». Неслучайно в письма Эйзенштейн признавался к своем интересе к этой стране: «Персия — как раз тот материал, на который я готов броситься немедленно же, так как он — „отреагированье“ Мексики и меня увлекал с давних пор…». А фильмы по мотивам «Шах-намэ» были сняты Борисом Кимягаровым (учившимся у Эйзенштейна во ВГИКе) на киностудии «Таджикфильм» в конце 60-начале 70-х годов.

Еще один замысел Эйзенштейна был связан с Персией — в 1940 году он собирался снять фильм о Лоуренсе, «полковник Лоуренс и мусульманские восстания в Азии». При этом режиссер, по его собственным словам, «для большей вольности обращения с материалом», дабы не документально-биографическое кино, собирался для съемок использовать не подразумевающий Аравийский полуостров, а «другой, не менее популярный плацдарм деятельности таинственного полковника — Иран». Автором сценария должен был стать драматург Лев Романович Шейнин, автор пьесы «Престиж империи» и занимавший должности следователя по особо важным делам Прокуратуры СССР, начальника следственного отдела Прокуратуры СССР. Фильм не был снят.

«Одиночество — как результат предательства, враждебного окружения, неспособности людей, даже самых близких, понять его душу, его высокие помыслы, — это именно то, что всегда было желанно и близко тиранической натуре. Недаром Сталин так любил фильмы про одиноких, гонимых, неоцененных при жизни гениев. И не только гениев. Он плакал на фильмах Чаплина — „это обо мне“. И поэтому одинокий Грозный из первой серии не вызывал у него ничего, кроме сочувствия и восхищения… Важно, что тема единовластия — „политическая тема фильма“ — вполне отвечала здесь той исторической концепции, которую исповедовал „кремлевский горец“ и которую он приказал (хоть и негласно) считать единственно правильной. Согласно ей любое торжество государственной власти, любой военный, политический или хозяйственный ее триумф есть прямое следствие единения нации вокруг сильного и мудрого правителя (вождя) — как и внушал Эйзенштейну главный идейный рупор Хозяина Андрей Жданов».

Источник: ««ФантЛаб»»
Ссылка: http://fantlab.ru/blogarticle48702
Дата публикации: 09.04.2017

Книги