«Гении разведки»: вышла новая книга о тех, кто добывал секреты для России

Новый сборник, открывающий ранее неизвестные подробности жизни и работы отечественных разведчиков разных лет, вышел в свет в серии «Жизнь замечательных людей» издательства «Молодая гвардия». Автором новой книги «Гении разведки» стал историк отечественных спецслужб, писатель, заместитель главного редактора «Российской газеты» Николай Долгополов.

Презентация книги прошла в четверг в Москве. Она совпала с 70-летним юбилеем автора. Приветствие в адрес Долгополова направил директор Службы внешней разведки Р Ф Сергей Нарышкин.

В своей телеграмме глава СВР назвал Долгополова «непревзойденным автором документальной прозы по истории российской внешней разведки», из-под пера которого вышло большое количество газетных статей и книг о легендарных разведчиках, среди которых произведения о Киме Филби, Геворке Вартаняне, Рудольфе Абеле, Моррисе и Леонтине Коэнах, Иосифе Григулевиче. «Эти книги получили самую высокую оценку не только профессионалов, но и широкой общественности. Позвольте выразить огромную признательность за Ваш писательский труд и вклад в укрепление позитивного имиджа Службы внешней разведки Российской Федерации», — написал директор СВР. Нарышкин также пожелал писателю крепкого здоровья, хорошего настроения, бодрости духа и новых творческих свершений.

Ответы на давние вопросы

Автор сборника рассказал РИА Новости, в чем особенность новой книги. «Четверть века я занимаюсь темой разведки. И было очень много вопросов, которые я в разное время задавал себе и своим героям, и которые еще оставались неясными. Мне говорили — надо подождать, об этом можно будет говорить через пять лет, через двадцать… Но годы промелькнули. И книга „Гении разведки“ и есть своеобразный отчет с ответами на эти вопросы», — пояснил Долгополов.

По его словам, книга состоит из четырех частей. В первой из них рассказывается о разведчиках — Героях Советского Союза и России.

«И здесь я начинаю с Рихарда Зорге. Это человек, чья биография, как казалось многим, и мне в том числе, изучена вдоль и поперек. На самом деле это не совсем так», — полагает Долгополов.

«Иногда звучат голоса о том, что Зорге, арестованный в Японии, „раскололся“. Считается, что во многом и поэтому его имя после гибели было в Советском Союзе предано забвению. Но недавно ко мне попали переведенные японцами документы, которые они держали у себя, но все-таки нашли мужество представить их на одной из конференций, посвященных Зорге (а такие конференции в Японии проходят ежегодно). Они рассекретили тяжелейшие моменты пребывания Зорге в тюрьме — ведь его изощренно пытали. Да, Зорге какие-то вещи рассказал. Но можно ли его за это судить? Ведь пытки были просто нечеловеческими», — сказал автор книги.

«Поэтому эта глава посвящена не только деятельности Зорге как разведчика, но и моральной стороне его работы», — добавил он.

А завершает первую часть сборника рассказ о Герое России Алексее Козлове, который в 1970-х годах добыл информацию о проведенном ЮАР испытании собственной атомной бомбы.

«Алексей Михайлович был разведчиком совершенно фантастической судьбы. Как мне говорил генерал Юрий Иванович Дроздов, который возглавлял управление нелегальной разведки, никогда в истории не бывало, чтобы человек, отсидевший в тюрьме в ЮАР в камере смертников, потом обмененный на десяток с лишним человек, через несколько лет работы в Москве обратился с просьбой вновь направить его за рубеж в качестве нелегала. И это было сделано», — отметил Николай Долгополов.

«Случай — совершенно уникальный. Но и Козлов был абсолютно уникальным человеком. Он вышел из вологодской глубинки, из крошечной деревушки. И этот человек обладал такими талантами, так овладел немецким языком, что стал настоящим „немцем“. Думаю, что это один из наиболее талантливых разведчиков», — добавил автор.

«Многие считают, что тема разведчиков — Героев Советского Союза и России исчерпана, потому что-то, что можно, открыто и изучено. Но я могу твердо предположить, что есть такие люди, о которых пока ничего не рассказано. И я очень верю в то, что придет день, когда это можно будет сделать», — сказал Долгополов.

Герои без золотых звезд

Вторая часть книги повествует о тех легендарных нелегалах, которые не были удостоены звезд Героев. «Что очень обидно — с моей точки зрения», — откровенно замечает автор.

Здесь, например, повествование об Африке де лас Эрас, которая выполняла специальные задания в разных странах, а во время Великой Отечественной войны была радисткой партизанского отряда особого назначения «Победители», в состав которого входил легендарный Николай Кузнецов. «Среди тех, о ком я рассказываю, и Иосиф Григулевич. Это был человек, который, работая в нелегальной разведке, сделал невозможное. И не по своей воле уйдя из неё, стал выдающимся ученым, членом-корреспондентом Академии наук», — говорит Долгополов.

«Конон Молодый. Очень рано ушедший от нас и поэтому, наверное, сделавший не так много, как мог бы. Его сын мне рассказывал, что Молодый мечтал вновь вернуться на работу в нелегальную разведку», — добавляет Долгополов.

Как признается автор, ему было «страшно интересно» узнать о людях, которые ранее считались нераскрытыми. «Например, теми, кто руководил нашими выдающимися нелегалами супругами Вартанянами. И Юрий Иванович Дроздов мне про этого человека рассказал», — отмечает Долгополов. У этого человека пока «нет» фамилии. «Я его называю К. Впрочем, известно его звание — полковник К. И рассказ Дроздова меня просто поразил», — говорит писатель.

Одним из самых сложных оперативных заданий полковника К., когда он работал в качестве нелегала в одной из стран, было подтверждение своей легенды. «Сложилась ситуация, когда у кого-то в той стране возникли сомнения на сей счет», — поясняет Долгополов.

«И К. отправился к себе на „родину“, в арабский аул, к женщине, которая по легенде была его матерью. Это же невозможное! Ведь мать всегда скажет, ее это сын или нет. Но К. действовал так, что она узнала в нем своего ребенка! Та женщина уже была пожилой, к тому времени ослепла, и с настоящим сыном не встречалась очень давно. Но она признала, что и голос, и волосы того, кто был перед ней — все родное», — рассказывает автор.

«Это очень помогло К. выполнять просто фантастические задания. Об этом уже ушедшем герое нам еще предстоит немало узнать», — добавляет он.

«Здесь мне хочется сказать, что обо всех этих людях мне рассказывал Юрий Иванович Дроздов, с которым у меня сложились очень хорошие, доверительные отношения. А ведь очень сложно установить такие отношения с командиром нелегалов. Но все у нас с Юрием Ивановичем получилось. И, по-моему, он был бы уверен, что если он поведает о чем-то пока секретном, чего обнародовать не следует, то его собеседник это поймет и сделает все, как надо», — отмечает Долгополов.

За что благодарил Примаков

«Еще мне хотелось рассказать, что есть люди, о которых известно не так много, как хотелось бы», — рассказывает Долгополов о третьей части сборника. «Один из них — Александр Демьянов, который считал себя учеником Абеля. Демьянов внес громадный вклад в победу советского оружия в Сталинграде и под Курском. Отпрыск старинного дворянского рода не был кадровым разведчиком. Его, агента, завербовали в конце 1920-х годов. И все годы до возвращения из командировки в послевоенную Францию плотно работал на советскую внешнюю разведку», — добавляет автор.

«Не мог я не рассказать о Евгении Максимовиче Примакове», — отметил Долгополов. «Я с ним довольно много общался в период, когда он был директором Службы внешней разведки, и потом, правда, не столь часто, Евгений Максимович был премьером. Люди до сих пор спрашивают — был ли Примаков разведчиком? Для меня это не совсем понятно: может ли не быть разведчиком человек, возглавляющий разведку?» — сказал писатель.

По признанию Долгополова, «у Примакова была очень своеобразная манера общения». «Это была одновременно и откровенность, и сдержанность, и жуткая, просто жутчайшая требовательность к журналистам. Он сам был профессиональным журналистом и очень не любил тех, кто в своих текстах искажает его слова. Ему претило то, что возникает в новой журналистике — потребность додумать за героя и что-то сказать за него: „такой-то имел в виду, что…“. Но что имел в виду Примаков, мог рассказать только он. И Евгений Максимович рассказывал, что поэтому он с некоторыми журналистами сознательно не общался», — говорит автор.

«Меня потрясало то, что он благодарил за статьи о разведке», — рассказывает Долгополов. Например, за статью об Олдриче Эймсе — самом известном агенте советской и российской разведки, работавшем в ЦРУ США, но затем арестованном и пожизненно осужденном. «Примаков говорил, что та статья была очень важна, потому что Эймс будет ее читать и будет знать, что мы о нем помним. А однажды он позвонил и долго благодарил за статью, вышедшую, когда в Америке был арестован Роберт Ханссен — бывший сотрудник ФБР и тоже агент нашей разведки. Та статья была даже важнее, чем статья об Эймсе», — вспоминает Долгополов.

О журналистском везении

Над четвертой частью книги Долгополов, по его словам, работал с особым интересом.

«В молодогвардейской серии „Жизнь замечательных людей“ вышла моя книга „Ким Филби“ — о лидере знаменитой „кембриджской пятерки“. В новой книге я рассказываю о тех, кто входил в неё, но особенно интересен был мне сравнительно новый персонаж — Джон Кернкросс. О его членстве в пятерке стало известно достаточно поздно — в начале 1990-х годов, и писалось о нем довольно мало», — говорит автор.

Но роль Кернкросса, как выясняется, была значительной. «Один из, скажем так, руководителей того направления, по которому работал Кернкросс, рассказывал мне, что Джон во время войны передавал Советскому Союзу такие сведения, которые по важности могли быть сравнимы разве что с информацией Филби. То есть „пятый номер“ выдвигается на совсем другие, передовые ипостаси», — отмечает Долгополов.

«И мне кажется, что я сумел „раскопать“ нечто новое о Кернкроссе. Это удалось сделать благодаря старшему офицеру, который отыскал его дело, нашел советский орден, которым Кернкросс был награжден секретным указом и который был тайно вручен ему в Англии в годы войны. Тот одел его на минуту-две, снял, и орден доставили обратно в Москву. Где он хранится в толстой папке со старинными тесемочками», — добавляет писатель.

«Вот что интересно — бывает журналистское везение. Я в профессии — почти полвека. И мне всегда в ней почему-то везло. А с Кернкроссом мне не повезло. Оказывается, что когда я в конце 1980-х — начале 1990-х годов работал во Франции, Кернкросс жил не так далеко от Парижа. Тогда он еще не был известен, но уже в 1991 году о нем начали поговаривать, что, возможно, это и есть „пятый номер“. Не повезло, что я до него не добрался, не проявил настойчивости», — признается Долгополов.

Зато писателю повезло в другом. Однажды автор, будучи студентом Института иностранных языков, сдавал государственный экзамен по французскому языку. Экзамен принимала стройная, красивая, элегантно одетая, с великолепным французским языком женщина, которая вдруг поинтересовалась у выпускника — не родственник ли он журналиста Михаила Николаевича Долгополова? «Да, я его сын», — ответил Долгополов-младший. «Вы — прямо его копия! Передавайте папе привет от жены Книппера, мой муж с ним хорошо знаком», — сказала экзаменатор, оценившая знания студента на «отлично». «Я прихожу к отцу, говорю: «Знаешь, мой экзаменатор попросила передать тебе привет от какого-то Книппера…» Папа вздыхает: «Какой же ты неуч! Неужели забыл, кто это?» А Лев Книппер был известным композитором, автором знаменитой песни «Полюшко-поле», — вспоминает автор книги.

«Отец сказал мне: „Ты знаешь, говорят, что вроде бы Книппер работал разведчиком…“. И спустя 30 лет я в это дело окунулся. Да, в определенной степени Книппера можно назвать разведчиком. В 1941 году его оставляли в Москве руководителем подпольной группы, которая должна была убить Гитлера во время приезда того в столицу, если бы немцы вошли в Москву», — добавляет писатель.

Но биография Льва Книппера привела Николая Долгополова к родной сестре композитора Ольге Чеховой, урожденной Книппер. Та многие десятилетий прожила в Германии, стала любимицей Гитлера, известнейшей киноактрисой. «Она была не кадровой разведчицей, но, видимо, красавицей-агентессой, и выполняла определенные задания советских спецслужб. Такое вот переплетение судеб. Я думаю, что когда Лев Книппер приезжал в Германию под предлогом того, что у него туберкулез, то Ольга рассказывала ему, что и как происходило в Германии. И когда я поделился своими предположениями с одним человеком из российских спецслужб, тот ответил: «Я тоже думаю, что это так», — говорит Долгополов.

Вслед за «Гениями разведки» автор мечтает закончить работу над новыми книгами.

«Сейчас вовсю тружусь над книгой из «Блокнота Долгополова» — так называется моя рубрика в «Российской газете». Эта книга не только о разведке. Скорее о жизни, о встречах, о нашем переменчивом времени. И вслед за вышедшими первой и второй книгой «Легендарные разведчики» потихоньку начал готовить книгу «Легендарные разведчики-3», — сказал писатель.

Источник: «РИА Новости»
Ссылка: https://ria.ru/20190117/1549582892.html
Дата публикации: 17.01.2019

Книги