Легенды без вранья

Легенда первая.
Владимир Ильич Ленин.

Фигура планетарного масштаба.
Кажется всё про него уже сказано. Лениниана исчерпана.
Ан нет! Великий книгочей Лев Данилкин, который к тому же весьма талантливый литератор, написал большую книгу с довольно вычурным названием «Ленин: Пантократор солнечных пылинок».

Книга пугает своей толщиной, хотя генерал Волкогонов вылил на пролетарского вождя помоев в куда больших объёмах .
Данилкин не ставил перед собой задачу как очернить, так и обелить своего героя, которого он именует ВИ. Он просто решил с позиций представителя поколения Y проследить жизненный путь ВИ во времени и пространстве. Причем в пространстве сегодняшнего дня. Страстный путешественник Данилкин проделал грандиозный вояж по России и по европам, прослеживая «ленинский гений места» здесь и сейчас. Получилось занимательно, увлекательно и поучительно. Для читателей моего поколения испытывающих тошнотворную идиосинкразию к университетским диамату и истмату — книга Данилкина просто луч света в темном царстве ленинских начётников. Автор способен не только, лихо оперируя современной компьютерной терминологией и умело используя новояз, зацепить читателя историей человека, который изменил мир, но и попытаться объяснить почему такое ВИ удалось.
У Данилкина В И — безусловная легенда, но без какого-либо кумача или многозначительной неоднозначности.
Начиная от происхождения с пресловутым «еврейством» со стороны матери и последующими метаморфозами, включая приязнь к провокатору охранки Малиновскому, подозрения в «немецком шпионстве», и, наконец со странностями последних «писем-завещаний».
И вот тут ружье на стене выстрелило!
Данилкин солидарен с историком В. А. Сахаровым, что часть «ленинского завещания» — фальсификация. И создатель ее — никто иной, как Крупская.
А Сталин тут скорее жертва интриги подруги вождя, которая продолжала интриговать и после смерти ВИ. Хотя «жена Цезаря вне подозрений», но только не для Данилкина, готового создать не менее впечатляющую портретную галерею соратников ВИ, без которых вряд ли бы джонридовские 10 дней потрясли мир.

Легенда вторая.

Василий Иванович Чапаев.


Один из героев Гражданской войны в России со стороны красных.
Полководец-самоучка.
Таких было много, но Чапаев — самый известный персонаж. Хотя масштаб этой личности по сравнению с Владимиром Ильичом мелковат. Что-то вроде полевого командира в Донбассе, если экстраполировать историю в сегодняшний день. Ну там «Гиви» из «Сомали», или «Моторолла». Тоже почти легенды, только скорее для поколения Z.
Конечно, по сравнению с ними, Чапаев — личность историческая. Однако в серию «ЖЗЛ» попал лишь сейчас. Возможно не находилось долгое время автора. Но вот Павел Аптекарь рискнул обратиться к фигуре Чапая. И все у него замечательно получилось.
В отличие от чапаевского комиссара Дмитрия Фурманова, который увековечил своего комдива в пафосном романе «Чапаев», Павел Аптекарь воссоздал непредвзятое жизнеописание Чапая. И не только глазами поколения советских людей. Хотя для предвоенного и послевоенного поколения Чапаев прочно ассоциируется с фильмом Васильевых, (которые не братья, а однофамильцы), и исполнителем главной роли Борисом Бабочкиным, обессмертившим своего героя.
Роман Фурманова, хотя и многократно переиздававшийся тогда, уже утратил свою новизну, да и пафос «той единственной Гражданской» как-то поскромнел в балладах Окуджавы. Иное дело любимый сталинский фильм про Чапая, Петьку и Анку-пулеметчицу. Кино на все времена!
Но уже в 70-е годы, когда не родилось еще поколение Х, Чапаев как-то незаметно перекочевал в народную смеховую культуру. Анекдоты о Василии Ивановиче, Петьке и Анке были столь же популярны, как и байки про Штирлица и «бровеносного» генсека.
Почему Чапаев? Почему не другие герои Гражданской войны? А многих ли вспомнят обычные граждане предпоколения Х?
Ну, Буденного с Ворошиловым.
Фрунзе уже с трудом.
Или батьку Махно со знаком минус.
Троцкий -злой гений революции.
Тухачевский и другие «красные маршалы», расстрелянные в 37-м, — достояния историков, которые по сей день спорят о несостоявшемся заговоре. А был ли заговор? Почти как у Горького, — а был ли мальчик…
Словом, «красные маршалы» реабилитированы, но история всё равно темная.
Другое дело, Василий Иванович.
Чапаев — достояние масс. Самый народный герой, хотя его военный гений достаточно сомнителен. Трагическая гибель комдива тому подтверждение. И этого автор книги о Чапаеве не скрывает.
««Из всех искусств для нас важнейшим является кино» , — говорил Луначарскому Ленин. Хотя блистательный неофит ленинианы Лев Данилкин склонен считать автором этой бессмертной для киношников дефиниции Льва Троцкого.
Но суть не в авторстве этой цитаты, а в том, что одним из «соавторов» васильевского киношедевра был сам Иосиф Сталин. Павел Аптекарь отмечает это как бесспорный факт.
Великий Довженко ведь тоже снял фильм еще об одном «полевом командире» Гражданской войны — Николае Щорсе. Но кто помнит «такого Щорса»?
А вот Чапаев, благодаря постмодернисту Пелевину и его роману «Чапаев и Пустота» становится героем уже не только поколения Х, но и поколения Y.
Глядишь, Чапай всплывет еще у какого-нибудь артхаусного литератора.
Правда, анекдотов про Василия Ивановича нынче резко поубавилось. Видать время на дворе не анекдотное…

Легенда третья.
Барон Мюнхгаузен.


Литературный персонаж, имевший реального прототипа по имени Иероним Карл Фридрих фон Мюнхгаузен. Имя длинное. Поэтому далее будем именовать его барон Мюнхгаузен, или еще проще, — БМ.
Много ли знаменитых литературных героев имели реальных прототипов?
Про Чапаева уже сказано. Впрочем, роман Фурманова был популярен лишь у современников.
А ещё? Если, навскидку, то бессмертный Д’Артаньян. Обессмертил эту реальную историческую персону Дюма-отец, не будь которого не было бы и «Трех мушкетеров». И кто бы знал что был такой гасконский дворянин, королевский мушкетер дослужившийся во времена Людовика XIV до полевого маршала и сложивший голову при осаде Маастрихта. Мало ли кто где служил.
Реальный Б М происходил из немецких рыцарей. Впрочем, родословная заурядна. Поскреби любого «фона» и безусловно рыцаря наскребешь.
Интереснее другое. Его служба при брауншвейгском принце Антоне-Ульрихе привела БМ в «далекую и дикую Россию», которой правила царица «престрашного зраку» Анна Иоанновна. Правление ее ярчайше описано в романе Валентина Пикуля «Слово и дело». К сожалению, Валентин Саввич, дотошный до тайн истории, такой персоны как БМ при царском дворе не обнаружил. БМ птица не пикулевского полета.
А вот писатель Сергей Макеев не только скрупулёзно изучил жизнь БМ, но и ввёл своего героя в пантеон «ЖЗЛ», издав в знаменитой серии книгу «Барон Мюнхгаузен: Германия-Россия-далее везде».
Книга эта совершенно неожиданная. Уже потому, что ее герой, с одной стороны хрестоматийный литературный персонаж, синоним великого вруна, а с другой реальный немецкий дворянин, который, возможно, и не сохранился бы в памяти последующих поколений, не будь двух других реальных персон — Рудольфа Эриха Распе и Готфрида Августа Бюргера — авторов двух бессмертных книг, основанных на враках БМ.
Жизнеописание каждого из этих авторов достойно отдельной книги. Там много авантюрных сюжетов, почти столь же неправдаподобных, как и рассказы БМ.
Однако их книги превратили заурядного немецкого помещика в фантасмогорический миф, сделав его известным на всех континетах.
Сегодня мировая литература немыслима без БМ.
Большое место в своей книге Макеев уделяет российской мюнхгаузеане. В частности он пишет о том, как известная нам по первой легенде Надежда Константиновна Крупская — «главный педагог Страны Советов» обрушилась на Корнея Чуковского за его адаптацию для детей историй БМ. Соратница и подруга Ленина многим литераторам жизнь переломала.
Однако Б М и сегодня в России «живее всех живых», а НК практически канула в Лету.
И последнее. У БМ есть история о том, как он выстрелил в оленя вишевой косточкой и позднее у сбежавшего животного на лбу выросло вишневой деревце.
В жизни все было прозаичнее и грустнее. Пережив своих литературных отцов Распе и Бюргера, семидесятилетний вдовец БМ женился на юной Бернардине фон Браун. В таких случаях говорят: «седина в бороду, бес в ребро». Это бы ничего, но Бернардина без всяких там косточек наделила БМ такими ветвистыми рогами, что избавиться от них главному вруну не удалось почти до смерти.
Такой вот финал истории БМ. Совсем не смешной. Но это в жизни.
А в сознании миллионов читателей БМ был и останется навсегда самым веселым вруном литературного мира.

Источник: ««Проза.Ру»»
Автор: Виктор Притула
Дата публикации: 05.05.2017

Книги