От биографии к бренду

Булыгин А. Карузо. – М.: Молодая гвардия, 2010. Серия «ЖЗЛ». – 438 с., ил.  Тираж 5000 экз.

Познанский А. Чайковский. – М.: Молодая гвардия, 2010. Серия «ЖЗЛ».  – 768 с. Тираж 5000 экз.

Федякин С. Мусоргский. – М.: Молодая гвардия, 2009. Серия «ЖЗЛ». – 558 с., ил. Тираж 3000 экз.

Легендарная «Жизнь замечательных людей» в 2010 г. отмечает 120 лет. В последние годы эта серия стала более активно пополняться новыми биографиями музыкантов. Из новинок 2010 года – это работы о Карузо и Чайковском. Солидный юбилей стал поводом для того, чтобы поговорить о том, какая издательская политика осуществляется по отношению к персонам из музыкальной академической культуры, и какова должны быть биография о музыканте.

История

Серый корешок, черные и белые буквы на нем и характерный знак – факел, символизирующий связь времен и свет просвещения. Для того чтобы узнать «ЖЗЛ», покупателю не нужно даже снимать книгу с полки магазина: фирменный стиль обложки знаком каждому. Пожалуй, в России нет ни одной подобной серии, которая была бы настолько узнаваема и востребована читателями разных поколений, уровней подготовки и специализаций. Во многом это произошло потому, что библиотека «ЖЗЛ» сумела пережить, наряду с другими «корифеями» русской культуры, например Большим театром, Русским и Пушкинским музеями, смены власти и государственных строев, влияния модных пристрастий и идеологические указания. Свою родословную «ЖЗЛ» ведет от книжной серии, основанной в 1890 г. крупным русским издателем Ф. Павленковым (1839-1900). Затем ее идеологом был М. Горький, который «завещал» ее центральному молодежному издательству страны - «Молодой гвардии».

Маркетинговая удача

Еще одна причина популярности серии связана с умелым маркетингом и издательской политикой тех, кто находился «у руля». Выбор персон совмещал и явные пристрастия публики, и гос.заказ и неуловимые флюиды «духа времени». Особенно этот отбор очевиден в области музыкальной культуры, которой посвящено 49 книг из 1350. Здесь фактически зафиксирована музыкальная картина мира отечественного слушателя-читателя: представленные имена музыкантов зачислены в почитаемые раритеты, «золотую классику». Исключение, пожалуй, составляет француз Дж. Мейербер, который сегодня оттеснен к композиторам «второго плана». Но выход монографии о нем  в 1892 г. не случаен. Его популярность до революции была феноменальной. Правда, первым музыкантом в серии Павленкова стал другой кумир русских меломанов – Р. Вагнер. Через два года в 1891 г.  после абсолютного успеха «Кольца нибелунгов» в России издатель опубликовал первую русскую биографию о нем.

Цифры и рейтинги

По рейтингу популярности за все годы немецкий композитор уступил другим гениям, интерес к которым был бесспорным на протяжении этих 120 лет, – В. Моцарту (о нем 5 выпусков вместе с переизданиями) и М. Глинке (о нем 4 книги). Появление новых жизнеописаний о Глинке связано с переломными периодами в отечественной истории, например военным временем, когда сама серия была переименована в «Великие люди русского народа» (к ним причислен и Чайковский). Среди лидеров также: Л. Бетховен и П.Чайковский – по 3 книги, М. Мусоргский и С. Прокофьев – по 2. Уровень тиражей отражает весьма высокий статус музыкантов в издательской политике «Молодой гвардии», по крайней мере, до постперестроечных времен.  Книга музыковеда Б. Кремнева о В. Моцарте (1958) сравнима в этом смысле только с монографией о А. Пушкине, безусловном лидере «ЖЗЛ». О С. Рахманинове напечатано столько же, сколько и о Ф. Достоевском, а монография о Л. Бетховене превосходит тираж о М. Ломоносове.      

Высоцкий вместо классиков

В последние годы музыкальные биографии, несмотря на их разнообразие, занимают уже более скромное место в ряду «ЖЗЛ». Они не могут соперничать по тиражам с такими бестселлерами, как книги о Б. Пастернаке (уже 9 переизданий!), И. Сталине, А. Пушкине и др. В этом, очевидно, - отражение спроса на академическую музыку у российского читателя. Она стала, в отличие от советской эпохи, небольшим островком в ряду других музыкальных субкультур. И здесь лидирует, например, авторская песня: так, жизнеописание В. Высоцкого уже выдержало 6 переизданий, а биография Б. Окуджавы в 2009 вышла в 2 тиражах по 10 000 экз., что превышало все другие публикации.  

Поводом для обращения к классикам чаще всего являются юбилеи, так произошло и с Мусоргским,  и с Чайковским. А вот в самом тексте этих монографий присутствуют наиболее востребованные сегодня темы. Мусоргский показан как «самый русский из русских композиторов. В музыке его не просто трепетала народная душа… Он чувствовал душу России», - пишет историк С. Федякин. Такой образ композитора-самородка будет востребован сегодня  среди большой партии тех, кто указывает на неповторимый «русский путь» и апеллирует к непознаваемой «русской душе». А в биографии Чайковского центр рассуждений – интимные пристрастия гения, тема, эксплуатируемая каждым таблоидом. Удивительно и то, что этот же текст, правда, в расширенном варианте, А. Познанский уже опубликовал в 2009 г. в издательстве «Вита Нова» (см. рецензию в «МО» №3, 2010).

Биографический ребус

Среди новинок наиболее удачной оказалась книга А. Булыгина, посвященная Карузо. В ней фактически решен ребус: как написать о музыканте для немузыкантов и в тоже время «посвященных», при этом сохранить живость изложения и не опуститься до «желтой прессы». Автор сохраняет научный аппарат – присутствуют ссылки на цитируемые источники, приводится несколько точек зрения на события, даются выдержки из прессы, при этом минимизируются личные пристрастия и эмоции. А. Булыгин в начале книги отвечает на вопрос, который возникает часто у профессионалов: «Не правильнее было бы ограничиться внимание к одной “художественной” стороне жизни великого певца? И не достаточно ли для понимания его искусства изучения лишь его творческого облика? Ответ мне представляется однозначным. Огромные и бесспорные достижения Карузо в области пения и исполнительства – это результат, достигнутый конкретным человеком – яркой и крайне противоречивой личностью... Только увидев, каким Карузо на самом деле был ”на сцене и в жизни”, возможно понять как истоки его таланта, так и то, что именно позволило ему достичь результатов, к каким ни до, ни после даже не приближался ни один из оперных певцов». Действительно, не будь, например, Вагнер политиканом, отъявленным интриганом и, мягко говоря, не очень порядочным человеком, не видать миру ни вилы Ванфред, ни Байрейтского фестиваля, ни оперной реформой.

Издательская политика

Сложности с написанием биографий о музыкантах присутствуют практически в каждой современной работе (см. рецензию на книгу о Прокофьеве в «МО» №2, 2010). Можно предположить, что «слабым звеном» в этой ситуации стало то, что в создании этих монументальных трудов практически не участвует музыковедческое сообщество. Как указывает редактор серии В. Эрлихман, «мы пробовали сотрудничать с музыковедами, но у нас ничего не вышло. Их тексты были слишком сложны и перегружены специальной терминологией. Мы же работаем с широкой публикой, важно, чтобы повествование было увлекательным и написано хорошим литературным языком». В результате, и со стороны издательства нет четкой политики и возможности выбора  в отношении музыкальной культуры, и со стороны специалистов не инициируется диалог. А ведь маркетинговые ресурсы «ЖЗЛ» и не снились нашим профессиональным музыкальным издательствам - серия обладает своей огромной читательской аудиторией и именем. Используя бизнес-технологию «длинный хвост» (“long tail”), можно было бы выстроить музыкальную подсерию в рамках «ЖЗЛ», компенсируя нехватку бюджетных средств. Бренд «ЖЗЛ» мог бы стать спасительной соломинкой, или в терминологии менеджмента «хвостом», за который можно было бы держаться музыкальному издательскому рынку.  

Список биографий     

1891 – В. Моцарт (М. Давыдова, тираж 8100 экз.), второе издание в 1902

1892 - М. Глинка (С. Базунов), Ф. Шопен (Л. Давыдова, тираж 8100 экз.), Дж. Мейербер (М. Давыдова, 8100 экз.)

1893 – Р. Шуман (М. Давыдова, 8100 экз.), Л. Бетховен (И. Давидов, 8100 экз.)

1894 – И. Бах и А. Даргомыжский (С. Базунов, 8100 экз.)

1934 – Р. Вагнер (А. Сидоров, 50 000 экз.), М. Мусоргский (П. Слетов и В. Слетова, 40 000 экз.)

1935 – М. Глинка (П. Слетов и В. Слетова, 40 000 экз.)

1940 – Л. Бетховен (А. Альшванг, 50 000 экз.)

1943 – М. Глинка (С. Богуславский, 25 000 экз.), П. Чайковский (О. Черный и Е. Черная, 25 000 экз.).

1950 – М. Глинка (В. Успенский, прим. музыковеда О. Орловой, 80 000 экз.)

1953 -  А. Бородин (М. Ильин и Е. Сегал, 90 000 экз.), второе издание в 1957

1958 – В. Моцарт (Б. Кремнев, два тиража, общая сумма 90 000 экз.), П. Чайковский (И. Кунин, пред. музыковеда А. Альшванга, 75 000 экз.)

1959 - Б. Сметана (З. Гулинская, под ред. И. Бэлзы, 35 000 экз.)

1960 – Л. Собинов (Н.  Владыкина-Бачинская, 75 000 экз.)

1961 – Л. Бетховен (Б. Кремнев, 115 000 экз.)

1962 – С. Рахманинов (Н. Бажанов, 115 000 экз.), второе издание в 1966

1963 – Ф. Шопен (Я. Ивашкевич, 65 000 экз.)

1964 – Н. Римский-Корсаков (И. Кунин, 115 000 экз.), Шуберт (Б. Кремнев, 115 000 экз.)

1967 – С. Прокофьев (И. Морозов, 100 000 экз.)

1971 – С. Танеев (Н. Бажанов, 65 000)

1977 – Ф. Лист (Д. Гаал, прим. музыковеда Г. Крауклиса, 100 000 экз.)

1981 – Н. Паганини (М. Тибальди-Кьеза, пер., 150 000 экз.), второе издание 2008

1983 – Балерины: Анна Павлова, Екатерина Гельцер (В. Носова, 100 000 экз.)

1984 – Дж. Верди (Дж. Тароцци, пер., 150 000 экз.)

1989 – Д. Бортнянский (К. Ковалев, 150 000 экз), второе издание в 1998; В. Беллини (Ф. Пастура, пер., 150 000 экз.)

2001 – Ж. Бизе (Н. Савинов, 5 000 экз.)

2004 – В. Моцарт (М. Брион, пер., науч. ред. В. Ражева, 6 000 экз.), А. Скрябин (С. Федякин, 5 000 экз.)

2006 – Шостакович (Мейер К., пер., 5000 экз.)

2007 – М. Каллас (К. Дюфрен, пер., 5000 экз.); Моцарт (М. Брион, второе издание, исправленное, 5000 экз.), А. Вивальди (В. Боккарди, пер., науч. ред. В. Ражева, 5000 экз.)

2009 – М. Мусоргский (С. Федякин, 3000 экз.), С. Прокофьев (И. Вишневецкий, 5000 экз.)

2010 – Э. Карузо (А. Булыгин, 5000 экз.), П. Чайковский (А. Познанский, 5000 экз.)

Источник: «Газета «Музыкальное обозрение»»
Автор: Екатерина Ключникова
Дата публикации: 12.12.2010