Третий Петр, или Последний Романов

История дома Романовых полна трагических парадоксов. Второй Романов -царь Алексей Михайлович, был прозван «Тишайшим», хотя время его правления известно как «бунташный век». Одна лишь разинская смута чего стоила!
А еще были в доме Романовых два, так и не состоявшихся царями, Алексея.
Алексей Петрович, умерщвленный по приказу отца — Петра Великого. И Алексей Николаевич, расстрелянный большевиками в подвале ипатьевского дома.
На последнем можно бы ставить точку в династии, хотя Романовых и нынче все еще множество. Вот только Романовы ли они генетически?
Любопытная деталь. Дабы идентифицировать останки цесаревича Алексея, отчего-то решили взять соскобы ДНК с останков Александра III, ради чего вскрыли усыпальницу предпоследнего российского императора. Почему его?
Если уж ставить точку в спорах о подлинности романовской крови, начиная с императора Павла I, то образцы ДНК следовало бы снять с останков Петра III, отцовство которого в зачатии Павла Петровича весьма сомнительно.
Автор книги «Петр III» Ольга Елисеева в своей оценке этих исторических сомнений не утверждает «априори» ни «да», ни «нет». Хотя все же склоняется к тому, что отцом Павла мог быть один из тогдашних любовников Екатерины.
Впрочем, прекрасное историческое исследование знатока елизаветинско-екатерининской эпохи Ольги Елисеевой рассказывает о запутанной и трагической судьбе голштинского мальчишки, который таким и оставался до конца своих дней. Трагедия «третьего Петра» в том, что хотя генетически его принадлежность к дому Романовы неоспорима, российским государем он не смог бы оставаться по определению.


Слишком свежа была в придворных кругах зловещая аура Анны Иоанновны и бироновщины.
В отличии от стопроцентной по крови немки, ставшей стопроцентной по духу русской императрицей Екатериной Великой, Петр Федорович и в мыслях не держал изжить свое голштинство.
Книга Ольги Елисеевой «Петр III» — чтение не простое. Просто и захватывающе история предстает в романах Пикуля. Еще проще в телесериале «Великая», премьера которого по странному стечению совпала с выходом в свет новой книги «ЖЗЛ».
Биография Петра Федоровича в книге Ольги Елисеевой представлена в контексте елизаветинского времени, когда хватало европейских интриг вокруг российского трона. Как хватает их сегодня вокруг Кремля.
Но вернемся к трагическим парадоксам российской истории, где многое определяла, (предвижу возражения академиков) случайность.
А что, если бы Петр Великий сохранил жизнь сыну?
А что если бы его внук Петр Алексеевич не сгорел от оспы?
Кто знает, может пошла бы российская история иной развилкой. Своей. Без Анны Иоанновны и Екатерины Великой.
Кто-то из историков говорил: поскреби русского сыщешь татарина. Вот и про Романовых — поскреби их после Елизаветы Петровны, (да и та с чухонской примесью), сыщешь немца!
Но что «русскому хорошо, то немцу смерть».
Третьего Алексея, как и Второго, в царствующей ветви дома Романовых не случилось.
А вот третий Петр был. На полгода.
Смерть его породила череду самозванцев, главным из которых стал Емельян Пугачев.
И последний вопрос: а осталась бы Екатерина в памяти потомков Великой, будь на месте ее несчастного инфантильного Петра, личность брутальная и русская.
Только вот все эти брутальные парни так и остались фаворитами «матушки», а несчастному Петру наследовал «бедный, бедный Павел». Возможно, даже не сын.

Источник: «»
Дата публикации: 10.12.2015