Валерий Харламов. Идальго русского хоккея

На пальцах рук легко пересчитать имена выдающихся советских и российских атлетов, которые стали как бы символом русской души и характера отечественного спортивного движения, его незабываемым лицом, навечно вошли в память широкого и просвещенного болельщицкого люда. К числу таких ярких, незаурядных фигур можно отнести в футболе бессмертного Льва Яшина, в баскетболе - Александра Белова, в легкой атлетике - Петра Болотникова и Владимира Куца, в тяжелой атлетике - Юрия Власова и Леонида Жаботинского.

    Не обошелся без своей выдающейся личности и хоккей, тот хоккей, который называют еще канадским, исповедующим культ шайбы. Это, несомненно, Валерий Харламов. Уточним: Валерий Борисович Харламов.

    Он был и остается спортивным гением. Пожалуй, самым уникальным представителем той когорты хоккеистов великого поколения победителей, что со временем стали самыми настоящими легендами. Теми легендами, сказания о которых передаются из поколения в поколение многомиллионной армией любителей спорта не только в нашей стране, но и за рубежом.

    Безусловно, любая, даже самая известная легенда требует к себе постоянного внимания, ухода, иначе ее образ начинает потихонечку тускнеть. Чтобы этого не случилось, необходимо регулярно его, образно говоря, реставрировать. Дело это очень сложное и кропотливое, весьма трудоемкое. Немногие за него берутся. И тем не менее находятся храбрецы, которые отваживаются на такой во многом рискованный и смелый поступок.

    На излете нынешнего года совершил его Максим Макарычев, который в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" выпустил книгу о Валерии Харламове.

    Казалось бы, что можно нового и интересного рассказать о личности этого широко известного человека?  И так вроде бы все давно и подробно расписано и показано, в частности, и в недавно прошедшем в широком прокате по экранам кинотеатров России художественном фильме "Легенда №17". Однако автор солидного литературного труда нашел такие факты и детали, о которых мы еще не знали, и преподнес их в своем повествовании в столь выгодном для своего героя свете, что его биография заиграла совершенно необычными красками.

    "В нем смешались русская и испанская кровь, и получился уникум в жизни и на льду", - сказал про Харламова друг его молодости, известный советский футболист и тренер Вадим Никонов. В СССР Харламова, игрока ЦСКА и сборной СССР, любили вне зависимости от клубных симпатий, как и вратаря Льва Яшина. Харламова любили так, что называли не по фамилии, а по имени. Наш Валера. Наш Валерочка.

    Наполовину испанец, он родился 14 января 1948 года в семье простого слесаря из рабочей московской семьи Бориса Сергеевича Харламова и басконки из Бильбао Бегонии Ориве-Абад. Она была ребенком из семьи испанских коммунистов, укрывшихся от режима Франко в СССР перед Второй мировой войной.

    Русский дедушка Валерия Харламова по отцовской линии был классным мастером работы по дереву, которому заказывали шкафы советские маршалы Буденный и Ворошилов. К деду Сереже внук всегда приезжал в гости, возвратившись в Москву после крупных международных турниров. Возвращался обычно с победой. Деда очень любил.  "Не бойся, дед, все будет нормально", - часто повторял Харламов. "Дед Сергей всегда гордился внуком и тем, что он не забывает его и заботится о нем", - вспоминал один из друзей юности хоккеиста.

    Многое, очень многое перенял Валерий Харламов у своего дедушки. Трудолюбие, упорство, скромность, присущую мужской ветви рода Харламовых силу, выносливость, чувство справедливости, наконец. Дед Сергей любил внука искренне, всегда защищал, хотя Валера с юных лет сам мог постоять за себя и дать отпор обидчикам.

    Натура у Харламова была незаурядная. Он был одним из главных модников Москвы, один из немногих, кто мог позволить себе носить на шее золотую цепь толщиной в палец в суровые советские времена. Он привозил из-за границы не вещи, мохер и болоньевые плащи для перепродажи, как делали некоторые другие советские спортсмены, а пластинки Челентано, Рафаэля, Сальваторе Адамо, Джо Дассена, Далиды и других западных исполнителей для собственного культурного развития. Он был лучшим танцором среди хоккеистов, по зову испанской крови исполняя и зажигательное фламенко, и заводной рок-н-ролл. Он брал в руки гитару, чтобы исполнить протяжную всемирно известную песню "Бесаме мучо". Он был любим лучшими девушками Москвы и вместе с другом Мальцевым мог запросто наполнить ванну шампанским, о чем потом говорила вся столица. На свадьбе друга, куда он приехал из аэропорта после игры в другом городе с клюшкой и хоккейным баулом, он сказал ему: "Прости, дорогой, не успел купить подарок". После этих слов он снял с себя новенькую модную рубаху и подарил ее жениху. А сам расстегнул баул и надел свой хоккейный свитер ЦСКА с номером 17, который, кстати, в память о нем выведен из обращения в армейском клубе.

    В книге насчитывается 16 глав. Как отмечает сам Максим Макарычев, особенно впечатляющей получилась глава о хоккейной суперсерии 1972 года с канадцами, после которой популярность Харламова в Северной Америке стала больше, чем у "короля футбола" Пеле.

    Эти восемь игр, сыгранных осенью 1972 года, справедливо считаются и в России, и в Стране кленового листа главным хоккейным событием XX века. Именно в Канаде, второй по территории стране мира после СССР, а сейчас России, на родине хоккея, в полной мере раскрылся и был по достоинству оценен талант Валерия Харламова, покорившего взыскательную канадскую публику. "Наше поколение игроков первым скрестило клюшки с НХЛовцами. Знаю, что таких матчей, как в серии 1972 года, больше не будет. Будут другие - лучше, хуже, но не такие. Мы делали историю. Во всяком случае, историю хоккейную", - справедливо заметил лучший друг Харламова, двукратный олимпийский чемпион по хоккею с шайбой Александр Мальцев. В Советском Союзе эта историческая победа была воспринята как полет Юрия Гагарина в космос.

    Коротким оказался век Валерия Харламова. 27 августа 1981 года в возрасте 33 лет он погиб в автомобильной катастрофе вместе с женой Ириной и ее двоюродным братом Сергеем Ивановым.

    Хоронила Валерия вся Москва. Тысячи и тысячи людей шли к Дворцу спорта ЦСКА, где проходила церемония прощания. На колени перед его матерью Бегонией встал испанский посол. Вдруг в Москве полил дождь, такой сильный, которого не было много месяцев. Опустившись на колени прямо в лужу перед катафалком, который выезжал от ворот дворца,  представительный мужчина в ослепительном белом костюме бросил огромный букет красных роз.

    Ливень прекратился, выглянуло солнце. В этот момент к гробу подошел отец советского хоккея Анатолий Тарасов. Вдруг прогремел гром и снова начался ливень. Тогда великий тренер сказал: "Видите, по Валере плачет вся Москва". И потом вдруг также резко выглянуло солнце. "В прощальном слове на траурном митинге перед тысячами людей, перед верными друзьями хоккея и Харламова, собравшимися на Кунцевском кладбище, я говорил, что Валерий не знал своего величия, - напишет позже Анатолий Тарасов. - Валерий был действительно великим хоккеистом... он не ведал истинных масштабов своего поразительного дарования, никак, никогда, ничем и ни перед кем не подчеркивал своей исключительности и вообще был редкостно порядочным, чистым и честным человеком".

    Таким Харламов и останется в памяти не только тех, кто видел его на льду, но и нынешних любителей спорта, для которых в первую очередь и предназначен труд Максима Макарычева.  Эту мысль предельно точно выразил в своем "Слове к читателям" двукратный олимпийский чемпион Александр Мальцев: "Выражаю особую надежду на то, что книга действительно будет полезной и познавательной для молодых людей, которым предстоит приумножать славные традиции отечественного хоккея с шайбой и спорта в целом".

Источник: ««Московская правда»»
Автор: Владимир Саливон
Ссылка: http://mospravda.ru/book_moscow/article/valerii_Harlamov_idalgo_rysskogo_hokkeya/
Дата публикации: 29.12.2014

Книги