0
Ваша корзина пуста
серии

МУРАВЬЕВ ВЛАДИМИР БРОНИСЛАВОВИЧ

нет отзывов

МУРАВЬЕВ ВЛАДИМИР БРОНИСЛАВОВИЧ - писатель, историк, москвовед, автор 30 историко-биографических и краеведческих книг, член президиума Экспертной комиссии общественного совета при главном архитекторе Москвы, член Комиссии по наименованию улиц при правительстве Москвы, действительный член (академик) Академии архитектурного наследия, председатель Комиссии «Старая Москва». Родился 15 июня 1928 г. в Москве, окончил исторический факультет МГПИ. В 1949 – 53 гг. был репрессирован, отбывал заключение в лагерях Вятлага. В 1958 г. стал членом Союза писателей СССР, опубликовав первую книгу «Пестель» в серии «ЖЗЛ». Автор более 20 книг, в основном посвященных истории и традициям Москвы. Широко известны его книги «Московские предания и были», «Московские слова и словечки», «Тайны и преданяи старой Москвы», «Московской старины преданья».

Серии в которых автор принимал участие

Отзывы и рецензии на книги автора

Отрицательные качества
Стр. 37: «…Шаден родился в 1731 году в Пресбурге…» — Автору надо бы уточнить, что Пресбург — это не просто никому не известный заштатный немецкий городишко, а как раз очень знаменитая нынче столица Словакии Братислава. Стр. 135: «Мари Опост Вестрис». — Опечатка или описка. Знаменитого танцовщика звали Мари Огюст. Стр. 153: «На Ковенгарденской площади» — Пропущена буква «т» — нужно «На Ковентгарденской площади». Стр. 164: «…работы Кнеллера…» — знаменитый английский портретист по-английски пишется через «K» (Kneller), как и по-немецки, т.к.художник был родом из Германии. Однако произносится по-английски, а по-русски ещё и пишется (как и другие подобные фамилии, например Найт, Найтли), без начального «К» — «Неллер». В серьёзных русскоязычных энциклопедиях и словарях в отношении этого живописца так и принято. Исключением является Википедия. Стр. 195: «Написанная почти 200 лет назад…» — Речь идёт о «Бедной Лизе». Книга В. Муравьёва издана в 2014 году, но неизвестно когда написана. В любом случае, слово «почти» здесь неуместно, т.к. повесть Карамзина создана в 1791 или 1792 году. т. е. по отношению к 2014 году — за 222 года. Стр. 205: «…князь… Прозоровский — старый фронтовой генерал…» — Применительно к концу 18 века и даже к первой половине 19-го слово «фронтовой» неуместно. Лучше бы «боевой» или что-то в том же роде.
Комментарий (резюме / вывод)
Автор биографии Карамзина — один из своеобразных рекордсменов серии ЖЗЛ. Я не знаю, в каком году закончена работа над этой книгой (очевидно, всё же незадолго до публикации), но вышла она спустя 56 (!) лет после другой книги Вл. Муравьёва в серии — это был «Пестель» в соавторстве с Б. Карташёвым — ещё с золотым факелом на зелёном корешке! Других книг в ЖЗЛ у В. Муравьёва, к сожалению, не было. Новая биография Карамзина написана фундаментально, особенно если учесть, что не так уж задолго до этой книги великому писателю-историку уже была посвящена известная работа замечательного филолога профессора Ю. М. Лотмана «Сотворение Карамзина», сначала опубликованная в серии «Писатели о писателях» издательства «Книга», а затем переизданная в ЖЗЛ. На сей раз об историке пишет историк, что вовсе не означает, что Карамзину-поэту и беллетристу уделено меньше внимания, чем автору «Истории государства Российского» и почти политику, человеку, не занимавшему государственных постов (если не считать должности историографа), но в известной мере влиявшего на деятельность Александра Первого. Основательность автора порою переходит из достоинства в недостаток, т.к. текст местами вязок и явно перегружен излишне пространными цитатами. Внутри текста (между страницами 215 и 270) почти полностью опубликованы три небольших оригинальных произведения Карамзина, прерываемые только кратчайшими комментариями В.Муравьёва. Думаю, что их лучше бы было перенести в конец книги, составив раздел «Приложения», что не раз практиковалось в других биографиях серии, например, в книгах Николая Павленко. В интервале стр. 330 — 359 речь идёт о самой «Истории…» Карамзина, но и здесь 1,5−2 страничные цитаты перемежаются 2−4 строчными ремарками автора. Зато страницы 449−450 книги Муравьёва могли бы загасить пламенную дискуссию о памятнике Ивану Грозному в Орле, во время которой наши либералы, протестуя против его установки, ссылались не раз именно на Карамзина как на человека, первым «разоблачившего» порочность царя, забывая о том, что он же дал первую объективную оценку как жестокости и ошибок Ивана Четвёртого, так и той положительной роли, какую первый русский царь сыграл в истории России. Несмотря на то, что сказано мною выше, я ничуть не умаляю объективных достоинств книги Владимира Муравьёва и считаю её одним из украшений серии ЖЗЛ, а в разделе «Отрицательные стороны» я просто перечисляю мелкие ошибки, неточности, опечатки, которые можно было бы исправить во втором издании. Все они, как ни странно, оказались лишь в первой половине книги.
Карамзин
Карамзин
Курукин И. В.