0
Ваша корзина пуста
серии
Теги

Анатолий Житнухин: «Личность Крючкова была фальсифицирована».

В Клубе читателей «ЖЗЛ» обсуждалась биография последнего председателя КГБ СССР Владимира Александровича Крючкова (1924−2007). Историк и публицист Анатолий Житнухин известен любителям «ЖЗЛ» как автор биографий Валерия Газзаева и Геннадия Зюганова, которые выходили в серии «ЖЗЛ: Биография продолжается…». На тему же Крючкова Анатолий Петрович вышел, работая над предыдущей своей книгой серии «ЖЗЛ» — биографией Леонида Шебаршина:

— Я не историк КГБ, поэтому сразу отмечу, что книгу о Крючкове нельзя рассматривать как историю Комитета. Это — именно политический портрет Крючкова, личность которого была старательно искажена, если не сказать — фальсифицирована. Я стремился не то чтобы восстановить доброе имя Крючкова, а просто донести до читателя правду, которую от него прятали все последние годы.

Главными источниками послужили для Житнухина волгоградские архивы, мемуары ветеранов КГБ и общение с родственниками Крючкова.

Житнухин не преминул рассказать о первой презентации книги, которая состоялась на родине Крючкова в Волгограде накануне празднования 9 Мая. Дата была выбрана неслучайно, ибо Великая Отечественная война оставила в жизни Крючкова большой след. И с этим периодом тоже связано несколько небылиц: недоброжелатели рассказывали, будто Крючков, пока другие воевали, отсиживался в тылу. На самом же деле 17-летний Крючков, как и другие его одноклассники, попросился добровольцем на фронт, но получил отказ. Его взяли на оборонный завод «Баррикады» (медалью за оборону Сталинграда Крючков потом гордился всю жизнь), а на комсомольскую работу он перешел только в 1944 году… Анатолий Петрович признался, что поездка в Волгоград получилась исключительно приятной и плодотворной:

— По сравнению с Москвой там совсем другой мир! Люди в Волгограде не избалованы, они чтут свою историю и в потоках информации умело находят откровенную клевету. Местные журналисты приветствовали мою книгу как биографию их знаменитого земляка — оценок, которые раздают Крючкову в Москве, там почти не услышишь!

В Волгограде Житнухин встречался с ветераном Сталинградской битвы, крупным ученым, основателем Волгоградского государственного университета Максимом Загорулько, в беседе с которым прозвучала, в частности, мысль о необходимости увековечивания памяти о страшной бомбардировке Сталинграда 23 августа 1941 года. Житнухин посетовал, что мы знаем о бомбардировках Герники, Дрездена, Хиросимы и Нагасаки, а даты разрушения Сталинграда в этом скорбном перечне до сих пор нет…

Но вернемся к Крючкову. Важной вехой в его карьере стала работа на дипломатическом поприще в Венгрии. Хорошо знавший венгерский язык Крючков сблизился с Андроповым — он тогда был послом. Житнухин призывает не верить «Википедии», которая утверждает, что Крючков участвовал в подавлении венгерского восстания 1956 года:

— Во-первых, Крючков тогда был молодым дипломатом не самого высокого ранга. Во-вторых, никакого восстания, по сути, и не было, — в книге я об этом пишу. Это был один из первых организованных ЦРУ и внутренней контрреволюцией актов, направленных на подрыв СССР и всего социалистического лагеря. Так в каком-таком подавлении участвовал Крючков?! В-третьих, хочу напомнить, что в годы войны в рядах гитлеровцев, вторгнувшихся в нашу страну, было больше миллиона венгров!

Что касается взаимоотношений с Андроповым, то — вопреки распространенному мнению — тот никогда «не тянул» за собой Крючкова, который постоянно проявлял себя с наилучшей стороны, как весьма способный сотрудник. Крючков был соратником Андропова в международном отделе ЦК КПСС, затем — помощником в КГБ, но при этом Крючков и Андропов были на «вы». Андропов вообще не любил подхалимов, а Крючков всегда имел свое мнение.

Житнухин отметил, что заслуги Крючкова перед КГБ даже больше, чем заслуги Андропова. Советская разведка пользовалась в основном экстенсивным методом: сильная работа «в поле» при слабой аналитике. Крючков же создал мощный аналитический центр. Кроме того, он приложил много усилий, чтобы первое и второе разведывательные управления нашли общий язык. Став в 1988 году председателем КГБ, Крючков выступил инициатором закона об органах государственной безопасности, который был направлен на демократизацию КГБ, на развитие в Комитете гласности — разумеется, в пределах допустимого.

В беседе с читателями Анатолий Петрович обсудил также афганский период Крючкова, участие его героя в деятельности ГКЧП в августе 1991 года, осветил взаимоотношения Крючкова с Горбачевым и Ельциным. Перед тем как перейти к завершающей презентацию автограф-сессии, Житнухин выразил надежду, что нынешняя молодежь будет знать не фальсифицированного, а подлинного Крючкова.