0
Ваша корзина пуста
серии
Теги

Прометей отвергнутый

В ближайшее время серию «ЖЗЛ» пополнит жизнеописание выдающегося философа, социолога, писателя Александра Зиновьева (1922−2006). Одна из причин появления этой объемистой книги — то, что имя и труды Александра Александровича известны в нашей стране не так хорошо, как они того заслуживают. Среди причин этого — не только его многолетнее пребывание в эмиграции, но и упрямое правдолюбие, мешавшее ужиться с любым социальным строем и любой идеологией. Одну из своих книг он назвал «Исповедь отщепенца», четко обозначив свое место в обществе как советском, так и постсоветском. Вместе с тем наблюдения Зиновьева за этим обществом, размышления о его сути и сегодня поражают глубиной, являясь уроком и предостережением для всех нас.

«Я не коммунист, я не антикоммунист, я не демократ, я не антидемократ. Моя жизнен­ная установка заканчивается по­ниманием. Я хочу понять, что про­исходит. Я хочу моим соотечест­венникам сказать истину», — не уставал повторять из интервью в интервью Александр Зиновьев (1922 — 2006).

Его биография могла бы стать основой приключенческого сериала. Его преследовал НКВД, он воевал на фронте, за инакомыслие его выслали из страны, он получил мировое признание, он объездил весь свет. Простой крестьянский сын, родом из глухой деревни, он стал интеллектуальным лидером нескольких поколений отечественных и зарубежных философов. Его «социологические романы» принесли ему славу «первого писателя XXI века» задолго до начала нового столетия. Его боготворили и ниспровергали, называли гением и сумасшедшим, обожали и ненавидели, награждали и готовили покушения на него.

Его судьба представляет собой богатый материал для философского осмысления. Один из самых ярких русских мыслителей ХХ века в России до сих пор остается в «зоне умолчания», куда его упрятало еще в 1976 году советское руководство. Имя автора «Зияющих высот» звучало на всех языках мира, а на его родине старательно делали вид, что его нет вовсе. Немецкий журнал «Штерн» писал: «„Зияющие высоты“ Зиновьева для советского строя опаснее, чем „Архипелаг ГУЛАГ“» Солженицына", а советская «Литературная газета» в разоблачительном фельетоне боялась даже упоминать имя автора и название романа. Но, неугодный советским властям, Зиновьев оказался неугоден и «прорабам перестройки». Его книги в эпоху «гласности» были напечатаны в последнюю очередь. Он вернулся из эмиграции последним.

Его личность парадоксальна. Он всегда шел против течения. Его книга «Коммунизм как реальность» стала первым научным описанием того строя, который был построен в СССР и была удостоена высшей социологической наградой Запада — премией Токвиля. Но один из самых жестких критиков советского строя никогда не был антисоветчиком. Не стал он и апологетом Запада. Его исследование «Запад. Феномен западнизма» не имеет аналогов и столь же безжалостно и правдиво, как и книга о коммунизме. Его называли «великий вопрекист», а он шел своим путем и говорил, что он — «суверенное государство».

Книга известного историка литературы Павла Фокина — первая биография Александра Зиновьева, основанная на богатом документальном материале. Необычная по форме, она представляет собой попытку постичь «феномен Зиновьева» — писателя, философа, логика, социолога, художника, поэта, религиозного мыслителя, общественного деятеля, педагога, просветителя. Книга «Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый» предназначена для всех мыслящих людей, задумывающихся о прошлом и будущем нашей страны.